…и с немцами дружил! Еврей, который весь СС обдурачил

В маленькой белорусской деревушке немцы материализовались днем 22 июня 1941 года. Их появление было до такой степени неожиданным, что несколько десятков советских солдат, расквартированных в деревне, в суматохе не сумели оказать сопротивления и в считанные минуты были взяты в плен. Мирные жители вели себя по-разному: кто-то бежал в близлежащий лесок в тщетной надежде спрятаться, кто-то обреченно рассматривал блестящие шлемы и черные высокие ботинки немцев. Уже через час все находившиеся в деревне были построены в очередь. Началась муторная многочасовая процедура селекции. Из начала очереди каждые две минуты раздавался рык немца: «Papiere!» После проверки документов несчастного отпихивали к одной из двух групп, означавших либо немедленный расстрел, либо пугающую неизвестность. Один пожилой еврей попытался притвориться литовцем. Немцы тут же сдернули с него штаны и еще пару минут потешались над его «литовским обрезанием». Молившего о пощаде мужчину отпихнули к группе смертников.

Июньское солнце уже успело высоко подняться, и его лучи обжигали непокрытые головы ждавших своей участи людей. Впрочем, немцам тоже приходилось несладко: согласно уставу их эффектная форма была застегнута до самой последней пуговицы и с каждого немца пот лился градом.

— Руки вверху! — раздраженно крикнул потный офицер вермахта невысокому пареньку в пионерской форме, чья очередь как раз подошла. После того как пионер положил руки за голову, немец принялся привычными движениями проводить обыск. — Ich habe keine Waffen. (У меня нет оружия.)

Немец зыркнул на пионера, но обыск не прервал.

— Sie sprechen perfekt Deutsch. Du bist ein Jude? (Ты отлично говоришь по-немецки. Ты еврей?) — Ich bin kein Jude. Ich bin ein Volksdeutscher. (Я не еврей. Я этнический немец.)

Офицер замер и озадаченно оглядел пионера с ног до головы.

Комментарии
Комментарии