Николай Цискаридзе: «Я был артистом, а стал чиновником»

*Два года назад премьер Большого театра Николай Цискаридзе был назначен ректором старейшей российской балетной школы — петербургской Академии русского балета имени Вагановой. 26 июня в Кремлевском Дворце выпускники этого года покажут уникальную программу. МОСЛЕНТА расспросила народного артиста России о будущих звездах, урожайных годах и о том, почему он не дает выпускникам советов. *

*— Два года прошло с момента назначения вас на пост ректора Академии русского балета. Чем сегодняшняя академия отличается от той, что была два года назад? *

По большому счету, ничем — как учили детей 278 лет подряд, так и учим. (Улыбается.) Я только стараюсь следить за тем, как они учатся, что у них за школьная форма (балетная, я имею в виду), что они едят и что танцуют. И, конечно, принимаю решение об отчислении неуспевающих. В такие моменты я всегда очень переживаю, но знаю, что психологическая травма у ребенка будет больше, если он доучится до старших классов, а артистом стать не сможет.

*— Насколько вас сейчас поддерживают педагоги? Когда вас назначили, кто-то был недоволен... *

Мне поверили и прислушиваются к моему мнению, поскольку не раз случалось так, что я что-то предлагал и оказывался прав. А когда недавно прошел слух о том, что меня назначат руководителем Михайловского театра, — знали бы вы, сколько педагогов ко мне пришло со словами «Николай, не оставляйте нас, это будет предательством!». Мне было и приятно, и немного смешно.

*— Академия всегда на выпуске давала сборный концерт, а в этом году — практически три спектакля, первый акт «Спящей красавицы», целиком «Вариации Раймонды» и сюиту из «Лауренсии». Зачем? *

Коллеги достаточно долго пытались меня убедить, что должен быть именно концерт. Но я все-таки хотел, чтобы дети могли прикоснуться к театральной жизни, научить их разным стилям и разным направлениям. Программу я выбирал под материал, который у меня есть, — человеческий материал.

Комментарии
Комментарии