Дрова для каминов в Париже — как в старину

Впервые за 100 лет в Париж привезли дрова. Ассоциация Flotescale из бургундского города Кламси решила напомнить столичным жителям о том, как еще недавно топились камины и печи в их домах.
Дрова для каминов в Париже — как в старину

5 июля парижане смогут увидеть, как дровяной плот 72-метровой длины с плотогонами в традиционных костюмах проплывет мимо острова Сите к Эйфелевой башне. Ассоциация Flotescale из бургундского города Кламси решила напомнить столичным жителям о том, как еще недавно топились камины и печи в их домах. Пока же плот, пригнанный из Бургундии, пришвартован в столичном порту Берси.

«Вертел крутился, печь топилась, Д’Артаньян почувствовал голод», — так в романе «Двадцать лет спустя» описывает Александр Дюма обычную парижскую гостиницу «Ля Шеврет» на улице Тикетон. Для своих гостиниц и домов, печей и очагов, для крутящихся вертелов и весело пыхтящих кастрюль, для обедов и ужинов, которых требовали не только мушкетеры, но и их слуги, а также обычные горожане, священники, знатные господа, торговцы и сам кардинал, — густо населенная столица требовала дров. Парижские трубы и сейчас живописно смотрятся с Эйфелевой башни и с обзорной площадки Сакре-Кер, при съеме квартиры парижане до сих пор осведомляются, есть ли в квартире камин. Между тем, — сообщают хроники XVI века, окрестных парижских лесов начинало не хватать уже в те далекие годы. Росло парижское население (ведь и Д’Артаньян приехал в столицу из Гаскони): если при Франциске I в. Париже проживало 300 000 человек, то к середине XIX столетия население уже превышало миллион.

Лес возили из Морвана — 60 000 гектаров лесных угодий располагались неподалеку от столицы, в Бургундии. Все складывалось удачно: местным крестьянам требовались посевные площади, они валили лес и отправляли его в столицу. Единственная проблема заключалась в плохих бургундских дорогах. Зато в Бургундии были две большие реки, Кюр и Ионна, впадающих в Сену, по ним и начали сплавлять дрова. Так, в бургундском городе Кламси еще в XVI веке начинает складываться корпорация плотогонов. Но к началу XX века дрова окончательно заменил уголь, а вскоре и газ, профессия угасла, и плоты перестали подгонять к парижским набережным.

Комментарии
Комментарии