Последняя улыбка Серебряного века

Вернувшись в Россию на заре перестройки, она соединила нашу повседневность с далеким, почти нереальным Cеребряным веком.
Последняя улыбка Серебряного века

ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЖАСМИНОВЫХ ЛЕТ

Нашумевшие мемуары связывают Одоевцеву с Невой и Сеной, но первой ее рекой была Даугава, Западная Двина, на берегах которой она появилась на свет в... Тут-то и начинаются загадки. Справочники называют датой ее рождения июль 1895 года, но сама она в разное время говорила про март или сентябрь. А в Петрограде начала 20-х, войдя в творческую среду, убавила себе шесть лет и писала в стихах про девятнадцать жасминовых лет. Уже в старости она утверждала, что состарила себя специально, чтобы попасть вместе с мужем в приют для престарелых.

Истину выяснить трудно - в архивах до сих пор не нашлась метрика Ирины Одоевцевой.

Точнее, Ираиды Густавовны Гейнике, как ее звали на самом деле. Отец Густав-Адольф Трауготович был лифляндским немцем, мать - дочерью русского купца. Поэтесса утверждала, что ее звали Ириной Одоевцевой, от чего будто бы и пошел псевдоним дочери. Но вполне возможно, что Ирина-Ираида выдумала псевдоним сама: в мемуарах она безбожно перевирала даты, имена, строчки стихов...

Я пишу не о себе, а о тех, кого мне было дано узнать.... Она делала это так ярко и с такой любовью, что ошибки можно простить.

ЛЕТНИЕ ТУФЕЛЬКИ В МЕШКЕ

Ее творческая натура рвалась в столицу. А раннее замужество в тихой Риге сулило традиционную триаду kinder - kuche - kirche. И если бы не Первая мировая война... С приближением фронта семья перебралась в Петроград, купив большую квартиру на Бассейной (ныне улица Некрасова). Правда, муж Сергей Попов потерялся где-то по дороге...

Хороший человек... женился потом на любовнице, муж которой застрелился, - равнодушно обронит она через много лет в мемуарах.

Формально они развелись только в 1921 году, общались и позже, она даже посвятила ему первый сборник стихов Двор чудес. Но в кипении революции Ирину захватили совсем не семейные страсти.

Комментарии
Комментарии