Терпение и труд

Писательский ступор знаком даже классикам литературы — и каждому рано или поздно приходится изобрести свой способ его преодолеть. Вот советы писателей, которые помогут справиться с синдромом чистого листа.
Терпение и труд

Глядя на собрание сочинений Льва Толстого в 90 томах, начинающий автор может решить, будто великий мыслитель ни дня не жил без строчки.

Габриэль Гарсиа Маркес: Для начала — один абзац

«Самое сложное — это первый абзац. Я мог месяцами биться над первым абзацем, но когда у меня получалось его написать, все остальное было делом техники. Именно первый абзац определяет, какой будет книга. Он задает тему, стиль, тон».

Писательский ступор может настичь автора в любой момент, однако это понятие часто ассоциируется с началом работы над книгой. Подход Маркеса к проблеме — далеко не самый распространенный, хотя романам гуру магического реализма и впрямь свойственна гипнотическая однородность. В большинстве случаев литераторы не отличаются последовательностью и предпочитают собирать произведение из разрозненных, набросанных начерно фрагментов. Вместе с тем, опыт Маркеса подсказывает, что для начала нужно попробовать написать хоть что-то. Один абзац, одно предложение. Не факт, что они войдут в итоговый вариант книги, но почти наверняка помогут преодолеть страх белого безмолвия бумаги.

Джеймс Баллард: Сжатая в кулак рука

«На протяжении всей моей карьеры я писал по 1000 слов в день — даже если у меня было похмелье. Если ты профессионал, твоя задача — дисциплинировать себя. По-другому — никак».

Выводя образ писателя Густава Ашенбаха в новелле «Смерть в Венеции», Томас Манн сравнил его с сжатой в кулак рукой: каких бы побед — творческих или житейских — ни достигал герой, они давались ему лишь благодаря титаническим усилиям воли. Окутанный в массовом сознании романтическим флером, на деле писательский труд требует не только развитой фантазии, но и железной самодисциплины. Знаменитая байка про Эмиля Золя, который на время работы над очередным романом якобы привязывал себя к стулу, в той или иной степени касается почти каждого автора.

Комментарии