Ирвин: «Я плохой мусульманин»

Британский писатель, автор «Арабского кошмара» и «Ложи чернокнижников» Роберт Ирвин об арабской культуре, пользе сновидений и природе ИГИЛ.
Ирвин: «Я плохой мусульманин»

—Вы занимаетесь Ближним Востоком как ученый, вы писали про него романы. C чего вообще началась ваша страсть к Азии?

—Еще мальчиком — то есть, довольно давно — я чрезвычайно увлекся историей Крестовых походов. И прямо тогда же, в школе, я отчего-то вбил себе в голову, что все западные источники по этой теме уже изучены и нужно заниматься восточными, исламскими. Ну а позже, уже занимаясь арабистикой в Оксфорде, я познакомился с двумя очень харизматичными персонажами — англичанином и австралийкой, — которые только что вернулись из монастыря дервишей в Алжире. Они приняли там ислам, стали суфиями и рассказывали о совершенно поразительных вещах, которые им там довелось пережить. И я сказал себе — я сделаю то же самое.

—Поразительные вещи — это что, например?

—Люди проходили там сквозь стены. Люди читали мысли. Танцующий дервиш хлопал в ладоши — и у него из руки шел дым. Всяческие экстазы...

—Это вам рассказывали или вы все это видели сами?

—Сначала я об этом услышал от тех двоих, а потом все это мне довелось пережить самому. Это было поразительно. Это место — оно было как бы вне какой-либо нормальной реальности. Ну а позже я вернулся в школы арабских и восточных исследований в Лондоне и занялся-таки арабскими источниками по истории Крестовых походов.

—Но этот опыт сделал вас мусульманином? Вы тоже обратились?

—Боюсь, я не очень хороший мусульманин (показывает на стакан с пивом перед собой), но я мусульманин, да. Я ни за что не стану вероотступником и не откажусь от всего того, что пережил тогда, хотя это было уже больше чем полвека назад. С другой стороны, я не одинок среди миллионов мусульман, которые иногда нарушают запрет на алкоголь. Я на самом деле писал об этом в моих «Воспоминания дервиша» — Коран в этом вопросе не так категоричен, как принято думать... Но, в общем, да — я остаюсь плохим мусульманином, да и с самого начала, вероятно, был не самым хорошим.

—В Англии ведь есть некая старинная традиция перехода в ислам. Вы считает себя ее преемником?

—Я много читал об англичанах, принявших ислам в XIX веке, тогда это и правда случалось. Но то неизменно были эксцентричные пожилые господа, которые переходили в очень консервативное течение ислама. Только в 1960-е начали появляться люди, выбравшие суфизм, не только в этом алжирском монастыре, но и в других странах. Суфизм как-то пришелся очень кстати в 60-е, когда стала очень популярна поэзия Руми, начали выходить первые книги про суфизм. «Воспоминания дервиша» — это как раз книга об этом, о суфизме в свингующем Лондоне тех лет.

Комментарии
Комментарии