«Весь невидимый нам свет»

Энтони Дорр превратил Вторую мировую войну в сказку о слепой французской девочке — и получил Пулитцера.
«Весь невидимый нам свет»

— Начнем с неприятного: вы, наверное, догадываетесь, что в русском интернете вас за вашу книгу распяли?

— Нет. Господи, за что?

— Ну как, за образ русских солдат, конечно же...

— А, вы про сцену изнасилования. Ну смотрите. У меня же в книге нет русских героев. Но я все равно хотел показать, что в этой войне каждый пострадал по-своему. И в этой сцене уже самый конец войны, и уровень человеческого опустошения настолько высок, настолько все одиноки, потеряны, разбиты и лишены всяких ориентиров, особенно эти русские, столько прошедшие для победы. Ведь, насилуя немецких женщин, они выкрикивают имена своих погибших товарищей... В любом случае всех, кому эта сцена не по душе, я прошу помнить, что это исторический фикшн, а не документальная проза. Для меня самого здесь важно было передать призыв к сопротивлению, и в этом призыве, когда он звучит по радио, достаточно сказано и про бравых российских солдат.

— Это правда, что роман занял у вас десять лет? На что они ушли?

— Прежде всего на архитектуру романа. Мне хотелось создать такую идеальную головоломку, лабиринт, разные участки которого пересекались бы между собой, создавая в тексте непрестанно звучащее эхо. Но еще я проделал огромную работу с источниками и очень старался отнестись ко времени и его героям с уважением.

Комментарии
Комментарии