Исповедь абитуриентки

Каждый год в одно и то же время молодежь, жаждущая творчества, славы и денег, выходит на охоту. Задача — найти и выучить подходящий материал, выдержать многочасовые очереди, понравиться мастеру
Исповедь абитуриентки

Высшее театральное училище имени Михаила Щепкина. Не играй

Жара. Вооруженная гитарой, в летящем платье нежно-желтого цвета до колена, с косой и в туфлях-лодочках (примерно так советовали одеваться в Сети) я добралась до «Щепки». О программе особо не беспокоилась: благодаря журфаку учить специально ничего не пришлось — по моим подсчетам, стихов-басен-отрывков из прозы должно было хватить.

Уверенность испарилась при виде огромной толпы прорывавшихся через проходную. Особенно рьяно стремилась вперед блондинка в платье, расшитом бесчисленными пайетками. Но охранники и женщина, вызывающая десятки (слушают обычно по десять человек), были непреклонны. Ни наглость, ни пайетки тут не помогают. Наконец меня и еще девятерых заводят внутрь. Теперь своей очереди мы ждем во внутреннем дворике: кто-то судорожно доучивает, кто-то поет, кто-то общается. Знакомлюсь с соседками по лавочке. Таня и Юля пробуют свои силы впервые:

— Мы учимся в вузах, у нас есть мальчики. Словом, вроде бы все хорошо. Но мечту-то никто не отменял. Все равно ничего не теряем, вот и решили попытать счастья.

Юля — симпатичная блондинка. Светлые глаза, светлые волосы. Мышка серая. А вот Таня — синие глаза, черные волосы, осанка. Модель. Но Тане уже двадцать три. А значит, ее шансы почти что равны нулю.

Приемная комиссия из нескольких человек (во главе — сама Ольга Соломина) — редкость для отборочного тура, обычно будущих студентов оценивает один педагог.

Сначала выходит девочка. Она уже учится в МГУКИ, но хочет поступить в более престижный вуз. Ее отшивают очень быстро: переучивать студента другого вуза, а еще и не входящего в «золотую пятерку», мало кто возьмется. Следом восемнадцатилетний паренек, невысокий, темноволосый и кучерявый.

Читает Есенина, потом Лермонтова… В конце опускается перед комиссией на одно колено.

— Не играй, — одергивает его Соломина. — Кто с тобой занимался? — Никто! — Да ладно!

Комментарии
Комментарии