«Лабиринт у моря»

Как сверхдержава отправила карательный корпус к бывшим союзникам и обложила мятежную окраину унизительным побором, и почему это плохо кончилось для империи, а не для окраины, — в фрагменте из книги Збигнева Херберта.
«Лабиринт у моря»

Займемся одним историческим эпизодом, так называемым Самосским бунтом, или мятежом. Он охватывает краткий отрезок времени от 440 до 439 года до н. э., и многие историки отправляют его на обочину греческой истории. Нам же это событие кажется более важным и чреватым более серьезными последствиями, чем это следует из описаний специалистов.

По противоречивым источникам и рассказам попытаемся реконструировать историю, не скрывая своей симпатии к побежденным островитянам.

Два славных ионийских города, Самос и Милет, находились в постоянном конфликте. Яблоком раздора была отчизна одного из Семи мудрецов, Бианта, — город Приена, расположенный на побережье Малой Азии вблизи устья реки Меандр. Конфликты греческих городов напоминали семейные ссоры, где трудно доискаться истинных причин и найти того, «кто первый начал». Обе спорящие стороны принадлежали к Делийскому союзу, названному позднее Афинским морским союзом. Формально все члены союза, а их было более двухсот, имели равные права, и у каждого был один голос на общих собраниях союзного Совета. Однако по существу, по причине явного перевеса сил, решающий голос принадлежал Афинам.

В споре Самоса с Милетом здравый смысл подсказывал Афинам ограничиться ролью посредника и не занимать ничью сторону. Трудно объяснить, почему Перикл, как-никак умелый политик, дал втянуть себя в опасную игру, если не принимать во внимание сплетен, сообщаемых Плутархом, о том, что это произошло по наущению его сожительницы Аспазии, которая была родом из Милета. Так или иначе, Афины высказались против Самоса, признав за Милетом спорный город Приену. Граждане Самоса почувствовали себя обиженными и не согласились с этим решением. Произвол афинской политики ставил под знак вопроса их позицию свободного государства. Ходили слухи, что самосское правительство не уступит, будет бороться за свои права и даже может выйти из Афинского союза, что создало бы опасный прецедент. Ведь такой шаг мог повлечь за собой целый ряд бунтов других греческих городов, направленных против Афин. Поэтому Перикл решил действовать быстро и решительно, то есть перейти к политике военной интервенции.

Летом 440 года до н. э. карательный корпус на сорока триремах выплывает из Пирея, чтобы усмирить бунтующих.

Комментарии
Комментарии