Шпионские фрагменты Первой мировой войны

«Русские офицеры, включая и балтийских, были верны своей присяге. Они держались с солдатской простотой и отказывались от каких бы то ни было показаний».
Шпионские фрагменты Первой мировой войны

Наша публикация про шпионское «дело Мясоедова» («Шашка повешенного», «Совершенно секретно», 2015, № 21) вызвала большой интерес читателей, и мы решили продолжить эту тему. Хотя германским шпионом бывший жандармский подполковник Сергей Мясоедов наверняка не был, это не означало, что разведки Германии и Австро-Венгрии не вели работы против России: если сведения утекали к противнику, их кто-то передавал? Но, как жаловался глава германской военной разведки полковник Вальтер Николаи, «русский офицерский корпус и чиновничество… проявляли сильное национальное сознание, так что при всех завязанных сношениях дело лишь очень редко доходило до действительных услуг германской разведке».

«Особенно верными своему долгу, – подчеркивал германский разведчик, – были солдаты немецкого происхождения и из прибалтийских областей. Они сражались особенно упорно, а в качестве военнопленных показывали очень неохотно». С вербовкой офицеров тоже не выгорело: «Русские офицеры, включая и балтийских, были верны своей присяге. Они держались с солдатской простотой и отказывались от каких бы то ни было показаний». Оттого, уверял Николаи, «шпионаж играл для немцев на русском театре военных действий лишь второстепенную роль… Ни про одну из перегруппировок русской армии не было своевременно сообщено шпионами». Но «чем хуже было положение русских на фронте, тем чаще и громче раздавался в армии крик «Предательство!», – не без удовлетворения вспоминал Макс Ронге, глава Эвиденцбюро, военной разведки Австро-Венгрии. – В первую очередь подозревались офицеры с немецкими фамилиями».

Так или иначе, информацию о русской армии ее противник получал вполне качественную. «Нашу осведомленность, – это снова Ронге, – русские объясняли предательством высших офицеров, близко стоявших к царю и к высшему армейскому командованию. Они не догадывались, что мы читали их шифры… Когда русские догадались, что их радиограммы их предают, они подумали, что мы купили их шифры».

Комментарии
Комментарии