Писатель Дмитрий Глуховский: «Боюсь, Прилепин — новый Жириновский»

Интервью с самым знаменитым рассказчиком страшных сказок о подземке — автором постапокалиптической книжной серии «Метро».
Писатель Дмитрий Глуховский: «Боюсь, Прилепин — новый Жириновский»

Дмитрий, нам сказали, что ты писатель.

Писатель — это посмертное звание. И слово «литератор» мне не нравится — попахивает фабрикой.

Ну хорошо, ты просто пишешь книжки. Расскажи, как это происходит. Ты садишься за стол, включаешь компьютер, просишь жену сделать телевизор потише? Или бежишь в дровяной сарай, где тебя уже ждет печатная машинка?

Я стараюсь скрыться от людей. Лучше всего пишется по ночам, хотя ночные возлияния — кофе и зеленый чай — плохо сказываются на сердце, я даже довел себя до аритмии. Но днем, в мире живых людей и соцсетей, писать решительно невозможно. Если они тебя не отвлекают, ты сам бежишь к ним и просишь тебя отвлечь. Беда в том, что собирание лайков может удовлетворить точно так же, как написание текста. И проще, конечно, попросту наклянчить у публики лайков каким-нибудь идиотским постом — и успокоиться.

Это же просто творческая мастурбация!

Да, мастурбация вместо полноценного осеменения читательских умов.

Бывает, что посреди какого-то важного дела тебя застает порыв вдохновения и ты, бросив все, бежишь творить?

Такого нет, но бывают какие-то озарения. Рождаются вдруг сюжетные ходы, какие-то мысли упущенные приходят.

Мог бы ты, сэкономив наше общее время, в двух фразах объяснить, о чем «Метро 2035»?

Это книжка о России, которая выходит 12 июня, в День России и мой день рождения.

Какое совпадение!

Никакого, это же для меня сделали праздник, для главного писателя земли русской. (Смеется.) Задача была написать книжку о том, почему все как всегда.

А как ты вывернулся из закона о мате? Мы встретили в твоей новой книжке несколько слов, которые слышали недавно от главреда во время сдачи номера.

Насколько я знаю, этот закон относится к СМИ. А в литературе такие слова допускаются, их нельзя только публично воспроизводить. Мне кажется, книга будет гораздо бледнее без таких слов. Как обойтись без этого? Да, возможно, мне предстоит сейчас поединок с издательством за эти слова и обороты.

Комментарии
Комментарии