Бутафорский десант на Карельском фронте

Как ряженые манекены обманули финских егерей и помогли взломать оборону противника.
Бутафорский десант на Карельском фронте

«И вашим, и нашим»

В 1944 году перед финским военным и политическим командованием встал непростой выбор — с кем дружить дальше. Уже всем было понятно, кто выйдет победителем из войны. Но немцы с маниакальным фанатизмом дрались, чувствуя свой конец, но все еще надеясь на чудо-оружие, которое «вот-вот» обещал представить им уже сильно нездоровый канцлер. Все это выходило боком самим финнам, которые видели, что не сегодня, так завтра советские войска вступят на территорию Суоми. А это никак не входило в планы независимых и гордых финнов.

С другой стороны, для того, чтобы замириться с Советским Союзом, нужно было попросить со своей национальной квартиры гостей с нацистской символикой на мундирах. А как это сделать? Неоднократные обращения Маннергейма к Гитлеру с просьбой не подставлять территорию Финляндии и местных жителей под пули и снаряды советских войск, оставались без вразумительного ответа. Тогда финны обратились к советскому руководств, предложив заключить формальное перемирие, как это случилось четыре года назад, зимой 1940 года. При этом, немцы бы оставались на территории Суоми, а сами финны были бы вроде как и ни при чем.

В свою очередь, СССР в ответ на такое предложение потребовал от финской стороны признать границу действительной на момент 1940 года, выдворить из Финляндии все войска вермахта и вообще разорвать любые, как военные, так и политические отношения с Германией. Впрочем, на справедливые требования советской стороны Хельсинки ответил ровно так же, как это было четыре года назад — упорной несговорчивостью.

Засечь огневые точки!

Поняв, что договориться не удастся, советское командование разработало операцию по взлому фронта и освобождению оккупированных финнами в 1941 году территорий. Но для форсирования реки Свири, по которой проходила линия фронта, нужно было что-то придумать. Проблема заключалась только в одном — как сберечь людей. Дело в том, что ни наведение переправ, ни форсирование с ходу были невозможны.

Комментарии
Комментарии