Чего боятся переводчики

Почему Google Translate не заменит человека и как перевести игру слов, рассказывают представители профессии, без которой мы понимали бы друг друга еще хуже.
Чего боятся переводчики

Ирина Зубанова
Окончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Рабочий язык: английский. Синхронный переводчик. Доцент кафедры теории и практики перевода факультета переводческого мастерства МГЛУ. Член редколлегии профессионального журнала «Мосты».

Синхрон — это перевод сочетания из трех-пяти слов, от паузы до паузы (перевод одной синтагмы). Но каждый раз перед тобой не просто короткая синтагма, а еще и предыдущий контекст, который надо держать в голове. Поэтому если для последовательного переводчика главный инструмент — память, то для синхронного — молниеносная реакция и умение за секунду собрать воедино всю предшествующую информацию.

Мой наставник Гелий Васильевич Чернов — с ним в паре я начинала работать синхронным переводчиком — всегда творчески готовился к мероприятиям. Вспоминаю, как он штудировал книгу доктора Спока перед симпозиумом о пользе грудного кормления, а перед одной конференцией принес в кабину синхронистов иллюстрированный словарь по сопромату — и тем очень выручил коллег. Гелий Васильевич говорил, что нужно переводить не слова, а смысл. Его девизом была строка из Льюиса Кэрролла: Take care of the sense, and the sounds will take care of themselves («Был бы смысл — слова найдутся»). Я учу этому студентов. Ведь переводить слова в отдельности может и компьютер. Но компьютеру не дано оценить главное: как и зачем человек произносит эти слова, как они соотносятся с невербальным рядом. Компьютер не может предугадать, что скажет оратор в следующую секунду — а это бывает полезно при синхронном переводе.

Если под рукой нет точного слова, можно выйти из положения, заменив частное понятие более общим. Это называется генерализация. Однажды я работала на форуме, где решался вопрос присоединения России к конвенции о защите редких животных. И там специалисты перечисляли 300 краснокнижных видов, которых в природе-то почти не встретишь, не то что в речевой практике. Пока я начинала фразу: «редкий вид птиц…», коллега находила в словаре, как будет по-английски какой-нибудь «тонкоклювый кроншнеп», и дальше шел точный перевод.

О скорописи

В моей практике был случай последовательного перевода, когда докладчик говорил 25 минут подряд. Запомнить настолько длинную речь невозможно. Выручил такой профессиональный навык, как скоропись. Это особая система сокращений, которая, кстати, заметно отличается от стенографии. Стенография — это фиксация формы, поверхности текста. А переводчику нужно сразу записывать содержание. На бумаге скоропись выглядит как набор значков и отдельных слов то одного, то другого языка. Этот метод требуется при последовательном переводе в жестких условиях вроде официальных конференций. Так работают мидовские переводчики.

Комментарии