Новое средневековье

Лекция Юрия Сапрыкина — о том, как литература сформировала окружающую нас реальность, в чем секрет «Игры престолов» и какое отношение имеют к России 2015-го тексты Проханова и Лимонова из 90-х.
Новое средневековье

Термин «новое средневековье», который вынесен в заглавие лекции, неслучайно вспоминается, когда мы говорим о способности литературы предсказывать будущее, он вообще витает в воздухе и проявляется в самых разных явлениях — от всеобщей любви к сериалу «Игра престолов» до религиозных войн со сносом языческих памятников, судебных приговоров со ссылкой на решения Трулльского собора или бесконечных историй об оскорблении тех или иных святынь. Иногда кажется, что мы то ли уже оказались, то ли стремительно проваливаемся в архаику, в темные века.

На самом деле в новом средневековье нет ничего нового, этому термину три с лишним века. Впервые он возникает в конце XVIII века у немецких романтиков и после этого живет своей жизнью, всплывая время от времени в разных культурах и разных произведениях.

Для России это прежде всего Бердяев, в 1924 году он выпустил книжку под названием «Новое средневековье» и задал направление мысли, которое так или иначе существует с тех пор внутри российской культуры. По Бердяеву, новое средневековье — это если не желаемое, то по крайней мере вполне приемлемое состояние, это реакция на бездуховность и атеизм, в которые проваливается западная культура, и вот, дескать, мы должны вернуться — и неизбежно вернемся — к сакральности и религиозности, к ремесленным коммунам, рыцарской романтике, культу святой дамы, и в нашу жизнь вернется Дух (с большой буквы Д). Впоследствии про новое средневековье писали и Питирим Сорокин, и Александр Зиновьев, если вы наберете в «Гугле» слова «новое средневековье», то без труда найдете кучу современных статей и диссертаций, которые рассказывают примерно ту же историю, только применительно к сегодняшнему дню; если открыть наугад какое-нибудь патриотическое издание, то с известной долей вероятности можно обнаружить вариацию на эти же темы: Запад разлагается и гниет, кругом полный моральный упадок, забыли люди Бога, мужики женятся на мужиках, все идет к полному распаду и развалу, и только Россия может стать якорем в этом бурном океане, который зацепится за традиционные ценности и вернет в мир утраченное сакральное измерение.

В этом смысле новое средневековье — это такая же традиционная фигура русской мысли, как особый путь России или богоносные свойства русского народа, и прогноз, что Запад вот-вот окончательно развалится, а мы вернемся в благие патриархальные, в хорошем смысле, средневековые времена, — он так же стар и так же неосуществим, как мечта о возвращении Константинополя и проливов.

Вернемся на разлагающийся Запад. У этого термина там сложилась другая судьба, в консервативно-реставрационном смысле его употребляют (по крайней мере после окончания Второй мировой) не так уж часто, а новую жизнь он получил в 70-е годы, когда итальянский ученый Роберто Вакка написал книжку «Ближайшее средневековое будущее». 1973-й — это год энергетического кризиса, когда дико подорожали энергоносители, когда Европа и Америка в буквальном смысле слова стояли в шаге от того, чтобы погрузиться во тьму. И вот, отталкиваясь от этого события, Вакка пишет, что, вообще-то, технологическая цивилизация настолько многообразна и сложна, что в этой цепочке рано или поздно что-нибудь да порвется. Завтра где-то в одной из больниц дрогнет рука молодого хирурга, и все полетит в пропасть.

Комментарии
Комментарии