Винный детектив

Морин Дауни из Сан-Франциско расследует случаи подделки редких и коллекционных вин.
Винный детектив

В 2000 году я случайно столкнулась с выдающимся мошенником по имени Харди Роденшток. Это было в самом начале моей работы в компании Morrell & Company, занимающейся продажей старых и редких вин. До этого я окончила Бостонский университет и курсы профессиональных сомелье и успела поработать в нескольких нью-йоркских ресторанах. Харди Роденшток, представлявшийся немецким коллекционером и дилером, стал одним из моих первых клиентов. Он написал, что хочет купить у нашей компании несколько бутылок редкого вина, но сначала должен получить подробную информацию о них.

Роденшток стал выяснять, как выглядят бутылки, какие у них штампы на дне, что напечатано в нижнем левом углу этикетки и еще кучу неочевидных деталей. Затем он попросил меня сфото­графировать несколько бутылок и прислать ему снимки. Хорошо, что мой начальник Питер Моррелл застал меня за этим занятием и спросил имя клиента, для которого я так стараюсь. Услышав фамилию Роденшток, он тут же воскликнул: «Да про него же все говорят, что он подделывает вино!» Теперь-то я понимаю, что аферист, многие годы зарабатывавший миллионы на продаже контрафактного вина, хотел воспользоваться моими услугами, чтобы случайно не купить свою же фальшивку. После того случая я и заинтересовалась, кто и зачем подделывает вино.

Мировой рынок фальсифицированных коллекционных вин оценивается в сотни миллионов долларов и устроен на манер успешного аукционного дома. Собственно, настоящие аукционы тоже помогают мошенникам проворачивать крупные сделки, размещая их фальшивки в своих каталогах. Например, владелец Acker Merrall & Condit лично помогал еще одному знаменитому аферисту Руди Курниавану составлять провенанс для его дешевого вина. Он даже привлек своих друзей, чтобы те ссудили Курниавану несколько миллионов на производство подделок. Я еще в 2002 году заподозрила, что с этой коллекцией «редких» вин что-то неладно, а в 2005-м уже во всеуслышание заявляла, что Курниаван — преступник, но мне никто не верил. Арестовали его только в 2012 году, а до тех пор богачи из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса воображали себя тонкими ценителями вина и закатывали роскошные обеды с той кислятиной, которую Руди мешал на собственной кухне.

Комментарии
Комментарии