«Дело лицеистов»

90 лет назад были репрессированы несколько десятков выпускников Александровского лицея: одни расстреляны, другие отправлены в лагеря.
«Дело лицеистов»

18 июля 1925 года художественный критик Николай Пунин записал в своем дневнике ленинградские слухи: Расстреляны лицеисты. Говорят, 52 человека, остальные сосланы, имущество, вплоть до детских игрушек и зимних вещей, конфисковано. О расстреле нет официальных сообщений; в городе, конечно, все об этом знают, по крайней мере, в тех кругах, с которыми мне приходится соприкасаться: в среде служащей интеллигенции.

Лицеисты, о которых говорит Пунин, – это выпускники Александровского лицея, того самого, который окончил Пушкин, но переехавшего в 1844 году в Петербург и, само собой, потерявшего в названии слово Царскосельский.

Императорский Александровский лицей поместили в большом здании на Каменноостровском проспекте. Первые семь своих школьных лет я каждый день ходил мимо его фасада, и в моей детской памяти он остался под дворовым названием ПТУ краснодеревщиков – ранний пример оксюморона для первоклассника, еще не знакомого с филологической терминологией.

По странному сближению (выражаясь по-пушкински), место для петербургского Лицея тоже связано с Екатериной Великой: в Царском Селе мальчики учились во флигеле Екатерининского дворца, а в столице на этом участке в XVIII веке стоял первый в России Оспопрививальный дом, в котором матушка-императрица, а с ней и сын ее Павел сделали себе прививки, показав этим бесстрашие и презрение к ретроградам.

В 1834 году по проекту архитектора Людвига Шарлеманя здесь построили здание для образцового Александровского сиротского дома. Сюда и въехал Лицей.

Комментарии
Комментарии