Новая наука: нейроэкономика

Как люди принимают решения, можно ли на них повлиять извне, и насколько важно уметь отличать хорошее от плохого?
Новая наука: нейроэкономика

Как люди принимают решения, можно ли на них повлиять извне, и насколько важно уметь отличать хорошее от плохого? «Чердак» встретился с руководителем департамента психологии НИУ ВШЭ Василием Ключаревым и попробовал найти ответы на эти непростые вопросы.

Смесь наук

Нейроэкономика – довольно молодая область исследований, изучающая процесс принятия решений. Она сочетает нейробиологию, экономику и психологию. До недавнего времени эти дисциплины не переплетались друг с другом, но в конце XX века экономисты осознали, что важно не только придерживаться математических моделей, но еще и учитывать реальное поведение людей. Родилась поведенческая экономика. В то же время нейробиологи обратили внимание, что, изучая поведение мозга в процессе принятия решений, очень удобно пользоваться экономическими терминами.

В 2002 году израильско-американский психолог Даниэль Канеман совместно с Верноном Смитом получил Нобелевскую премию «за применение психологической методики в экономической науке, в особенности — при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределенности». Еще в 80-х Канеман заинтересовался нейробиологией и вместе с известным австрийским экономистом Эрнстом Фером пришел к идее, что иррациональность в человеческом поведении (а мы действуем иррационально намного чаще, чем кажется) можно объяснить дизайном нашего мозга. Ученые начали разбираться, как его строение и особенности работы объясняют принятие решений. Можно сказать, что Канеман и Фер во многом стали инициаторами нейроэкономических исследований.

Обезьяньи решения

Термин «нейроэкономика» придумал нейробиолог Пол Глимчер из Нью-Йоркского университета, именно он негласно признается отцом этой области. Глимчер со своим коллегой Уильмом Ньюсамом изучали, как обезьяны перерабатывают информацию. Они наблюдали, как животные принимают решение перевести взгляд вслед за движущимися на экране точками. Если обезьяна переводила взгляд в правильную сторону, то получала вкусный сок. Ученые выяснили, что в мозге есть определенные нейроны, реагирующие на движение – этакие детекторы, которые фиксируют движения в разных направлениях. Глимчер и Ньюсам полагали, что именно они ответственны за принятие решений, но оказалось, что есть еще один тип нейронов, которые не менее важны в этом деле.

«Обнаруженная активность клеток в процессе принятия решения говорит нам, что эти нейроны аккумулируют информацию, куда движутся точки, и именно они принимают необходимое решение», - объясняет Василий Ключарев.

Любопытно, что активность таких нейронов в затылочных областях коры возрастает до определенного стабильного порога, и как только она его достигает - решение принято. Таким образом, ученые могли точно сказать, что решит обезьяна, просто глядя на активность нейронов. Как только нейронные показатели приближались к пороговому значению, животное переводило взгляд влево или вправо. Специалисты также обнаружили, что если простимулировать эти нейроны электрическим импульсом, то решение может измениться.Вместо тока можно использовать сладкий сок: в зависимости от того, как много сока получала обезьяна за то или иное действие, ценность конкретного решения для нее менялась. Изменение оценки влияло на активность тех же самых нейронов. Раз ценность того, что мы хотим получить, влияет на принятие решения, значит, проблему можно перевести экономическое русло. Так что Пол Глимчер ввел в биологию понятие «субъективных ценностей», взяв его из экономики.

Комментарии
Комментарии