«Велоцветочница»

В цветочной лавке Сони Польской вместо тепличных роз и лилий используют милые простые растения подмосковных полей и огородов.
«Велоцветочница»

Чем хороши дачные цветы

Соня Польская, хозяйка «Велоцветочницы»: «Обычные московские магазины цветов из года в год продают одно и то же — это ужасно скучно. Почему-то 90% цветочного рынка России — это импорт, хотя Подмосковье может похвастаться невероятно красивыми растениями. Девять из десяти пенсионеров выращивают в саду прекрасные цветы, но у всех с этими астрами и гладиолусами идут ассоциации с шестью сотками, первым сентября и бабушками у метро — с чем-то совсем не крутым. А мне, например, такие цветы гораздо больше нравятся. Крутые флористические композиции — это классно, профессионально и здорово, но охапки, собранные в поле, лично мне нравятся больше. Я предположила, что они наверняка нравятся и кому-то еще.

Три года назад я искала себе подработку на зиму и случайно устроилась в антикафе «Циферблат» управляющей. Работа была классная, и вместо пары месяцев я задержалась там на два года. А в этом январе у меня появилась наконец возможность заниматься только тем, чем хочется, и я решила довести давно придуманную «Велоцветочницу» до ума».

Где взять цветы

«Сначала я добывала растения вовсе не у бабушек, а пошла работать разнорабочим за 70 рублей в час в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию — бесполезно начинать работать с цветами, если ты не можешь даже растение из горшка в горшок пересадить так, чтобы оно по пути не умерло. Труд этот максимально не интеллектуальный: таскаешь ящики с землей, сажаешь три тысячи саженцев огурцов в день — в общем, конвейер. Ты не ходишь там в белом халатике и не склоняешься лирично над цветочком, как я себе представляла, а весь в земле делаешь несколько часов подряд однообразную работу».

Так я провела несколько месяцев — достаточно для того, чтобы меня там все знали. Сама академия занимается производством саженцов на продажу. Есть и огромные заказы от города — все клумбы вокруг засажены именно ими. Получается, они продают только корень, а цветок им вообще не нужен. И вот эти срезанные цветы я и начала у них покупать по знакомству. Им это было в любом случае выгодно: ведь там цветы — это либо излишки производства, либо остатки, которые все равно уже не продадутся. Какое-то время это было удобно, но мне нужно было расширяться.

После академии я пошла в Ботанический сад, подружилась с агрономами и приходила туда волонтером на прополку или обрезку. Срезанные растения там просто выбрасывают в компост, а красивые и редкие выпалывают просто потому, что их не туда пересеяло ветром с соседней грядки. Эти остатки я и покупала. Особенно сложно было объяснять, зачем тебе это нужно. Расскажешь все, а тебе говорят: «А, флористика? У нас нет ничего подходящего для флористики». А я говорю: «Ну как же! Вот же, вот, вот!» А они: «Не-не-не, вам все это не подойдет». У них в голове другие цветы, другие ассоциации, и очень сложно бывает объяснить, что эти сорняки кому-то могут быть нужны».

Комментарии
Комментарии