Польская бабушка Цветаевой

Она была дочерью участника восстания Костюшко и происходила из семьи потомков Великого Сейма.
Польская бабушка Цветаевой

«Гений нашего рода: женского: моей матери рода — был гений ранней смерти и несчастной любви», — эти слова из письма Марины Цветаевой цитирует в своей статье Наталья Громова, исследовательница творчества Цветаевой и автор книг о ней. У этого гения «женского рода» —польские корни. Сегодня мы знаем1, что прабабушка Марины, Марианна Ледоховская, была дочерью участника восстания Костюшко, происходила из семьи потомков Великого Сейма – авторов польской Конституции 3 мая; что принадлежала к тому же роду Лед(у)ховских, что и святая католической церкви Уршула, монахиня, которая с 1907 до 1914 года, по благословению Папы Римского Пия X, руководила интернатом при польской гимназии в Петербурге и служила в базилике св. Екатерины на Невском. Цветаева этого, скорее всего, не знала. Ее знание о «Мариях» из своего рода было интуитивным и мистическим.

В сентябре 1914 года совсем еще юная Марина Цветаева с мужем и двухлетней дочерью Ариадной въехала в московский дом в Борисоглебском переулке. Он находился в Арбатской части недалеко от фонтанчика Собачьей площадки. Это была двухэтажная квартира в особняке, поделенном между четырьмя семьями. «Волшебный дом» – так назвала его Марина Цветаева. Первым стихотворением, написанным ею здесь, стало знаменитое «Бабушке». В Польше это стихотворение хорошо известно благодаря Эве Демарчик, “Черной мадонне” польской эстрады, звезде краковской “Пивницы под баранами” 60-х, которая пела его по-русски, без перевода.

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы…
Юная бабушка! Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли…
По сторонам ледяного лица
Локоны, в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд.
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей — сколько? —
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж.
Темные звезды погасли.
— Бабушка! — Этот жестокий мятеж
В сердце моем — не от вас ли?..

Комментарии
Комментарии