Будни финансиста. «Растление молодёжи начинается с гамбургера»

Скипидар пополам с лимонадом, 100 000 билетов для Гиви и быстрое превращение коммуниста в капиталиста – в рассказе «олимпийского казначея».
Будни финансиста. «Растление молодёжи начинается с гамбургера»

Мы уже писали, экономическая концепция Олимпиады-80 была далека от того, чтобы получить деньги от государства и прогулять их. Перед Оргкомитетом «Москва-80» была поставлена задача – обеспечить покрытие расходов, необходимых для организации Игр. Это почти удалось – более того, по тем временам наша Олимпиада стала лидером по эффективности экономической программы: поступления средств составили 760 млн рублей, расходы – 862 млн. Сравните с немцами из Оргкомитета «Мюнхен-72»: расходов – 1,972 млрд марок, поступлений – 1, 358 млрд. Про Монреаль-76 даже говорить не стоит: долги после тех Игр город выплачивал ещё 30 лет, до 2006 года!

В своей книге «Записки олимпийского казначея» (издательство «Советский спорт», М., 2010), откуда мы цитируем избранные отрывки, Владимир Коваль рассказывает о том, как Олимпиада-80 зарабатывала деньги.

«Вы сами трижды сказали про последнее слово»

16 декабря 1976 года в московской гостинице «Советская» состоялся сбор руководителей всех трёх главных американских телекомпаний – ABC, NBC и CBS. Мы хотели в честной конкурентной борьбе определить, кто из них будет транслировать Олимпиаду-80 на территории США. Но у них состоялся не только сбор, но и сговор. Решение сговорившихся партнёров: предъявить ультиматум московскому оргкомитету – три компании объединяются в телепул и предлагаются всего лишь $ 50 млн. Американцы твердо были уверены в силе своего ультиматума. Мы же сразу твердо и безоговорочно заявили: никаких контактов с пулом иметь не будем.

Прошёл месяц-другой – и снова потянулись в Москву переговорщики. Но теперь прилетели лишь два конкурента – ABC и NBC. Разговоры шли с каждым в отдельности. «Ладно, — вздохнув, сказал первый конкурент, — вот всё, что я могу дать». И назвал цифру. «Мы договоримся, если вы добавите ещё совсем немного», — ответили мы. «Нет, это моё последнее слово» — «Может, подумаете?» — «Нет, это последнее слово». Под утро было подписано соглашение со вторым конкурентом – полностью на условиях оргкомитета. С контрактом в кармане он сразу же улетел в Америку. А проспавшийся конкурент, узнав поутру результат, рассвирепел, грозил всеми карами, а мы лишь ответили: «Вы сами трижды сказали про последнее слово».

Комментарии
Комментарии