Лечить безденежно. Как зарождалась на Руси социальная медицина

Качество медицинских услуг, предоставляемых в Московском государстве Государевой аптекой, было одинаковым что для князя, что для простого солдата.

Всякий, кто читал «Трёх мушкетёров» Александра Дюма, должен помнить эпизод из самого начала, где отправляющемуся в Париж Д’Артаньяну родители вручают 10 экю и некий целебный бальзам. Сцена обычно вызывает умиление. А между тем она ясно демонстрирует ту пропасть между западной и отечественной медициной, которую мы, как правило, не замечаем.

Аптека для холопов?

В принципе какой-то базовый набор трав и бальзамов русскому искателю приключений тоже могли дать в дорогу. Но, вероятнее всего, острой необходимости в этом не было. Свидетельством тому – целый набор челобитных, адресованных царю. Вот, скажем, князь Иван Катырёв‑Ростовский пишет на имя Михаила Фёдоровича, первого царя из династии Романовых: «Пожалуй меня, холопа своего, вели Государь мне дать для моей головной болезни из своей государевой аптеки своих государских масел – масла коришного, масла гвоздикова, масла мушкатова, масла анисова, масла кордамонова, масла своробориннова, масла интерикова, масла романова, масла кропова, масла пополиева, масла кронвобендикова, масла кишняцова, масла шафронова да водок свороборинной, будвишной, кроповы, мятовые, финиколевой…»

Но ещё большее удивление вызывает другой пример. Челобитная от 27 июня 1658 г.: «Я, холоп твой, солдат Митька Иванов, ранен – пробит из карабина по самому животу и ниже. От той раны лежу в гноище и по сию пору раны не затворились. Вели, Государь, вылечить меня в аптеке». По европейским меркам это предел наглости – простой солдат обращается к венценосной особе, да ещё и претендует на то же качество медицинской помощи, что и сам царь.

Комментарии
Комментарии