Василий Товстоногов: «У нас в семье никогда не было культа личности деда»

Внук легендарного режиссера БДТ Георгия Товстоногова стал телевизионным продюсером и сейчас в этом качестве готовит документальный фильм к столетию деда, которое будет отмечаться в конце сентября.
Василий Товстоногов: «У нас в семье никогда не было культа личности деда»

На момент смерти деда в 1989 году мне было всего девять лет. С одной стороны, уже осознанный возраст, а с другой — такой, когда ты не понимаешь до конца масштаб личности, которая находится рядом с тобой. Мы жили в Москве, а с дедом встречались и у нас дома, и в его ленинградской квартире на Петровской набережной. Он приходил всегда стильный, в костюме и огромных очках. В семье никогда не было культа его личности, дедушку мы воспринимали не столько как знаменитого режиссера, сколько как человека, который мог привезти из-за границы классную игрушку. Мой брат был старше меня на пять лет, и мы оба занимались в секции хоккея «Динамо», — родители хотели, чтобы мы разносторонне развивались. Со спортивной амуницией в стране было бедновато, иметь западную клюшку, а особенно шлем или вратарское обмундирование, было пределом мечтаний, я же как раз состоял вратарем команды. Когда Георгий Александрович поехал в Японию, мы с братом додумались заказать ему хоккейные шлемы. Первое, что мы увидели, когда он по возвращении вошел в нашу квартиру, были две роскошные коробки. И насколько же велико было наше разочарование, когда мы спрятались в комнате, чтобы раскрыть эти сокровища, и обнаружили в упаковках отличные… велосипедные шлемы! Эта история ярко характеризует деда как человека в быту.

Когда я приезжал в Ленинград, моим воспитанием занималась дедушкина сестра Натела Александровна, которая вырастила моего папу и которую я считаю своей бабушкой. Я возвращался с улицы, она спрашивала, где я был, я не мог ответить ничего вразумительного, и тогда она со свойственным ей темпераментом кричала: «Дегенерат! Ты должен был пойти в Русский музей!». (Смеется.) Однажды, когда БДТ уже был обезглавлен, но в его коридорах еще чувствовался дух Георгия Александровича, я был отправлен бабушкой в очередной культпоход в театр.

Комментарии
Комментарии