Кто и зачем реставрирует московские вывески

Второй месяц группа активистов реставрирует в Кривоколенном переулке вывеску 1920-х годов.

Второй месяц группа активистов реставрирует в Кривоколенном переулке вывеску 1920-х годов. Time Out узнал у организатора, реставратора и сотрудника архитектурного музея, в чем важность старых надписей, нужны ли они москвичам и почему этим не занимаются городские власти.

В Кривоколенном переулке на уровне второго этажа на строительных лесах сидят две девушки и ковыряются в стене. Вокруг них толпятся прохожие – кто-то фотографирует, кто-то пытается вступить в диалог, кто-то читает надпись на растянутом на лесах плакате с ответом на все вопросы: здесь идет реставрация случайно найденной вывески, финансируют работы сами москвичи. Тут же перечислены способы помочь реставраторам деньгами. Судя по старой вывеске, здесь когда-то находилась контора загадочного инженера Фалькевича, и теперь активисты изучают архивы, чтобы узнать, что происходило в этом здании почти век назад.

Наталья Тарнавская, организатор:

«Эта история началась в 2012 году случайно. На Малой Бронной шел ремонт фасада, и открылась часть вывески. Мы увидели, что идет ремонт, и если мы ничего не сделаем прямо сейчас, то через два дня ее замажут. У нас не было времени просить у кого-то помощи – добиваться поддержки властей, к сожалению, приходится очень долго. Поэтому мы быстренько все это взяли в свои руки, собрали деньги, получили разрешение, наняли реставраторов. Все последующие вывески открывались случайно, и каждый раз мы оказывались в ситуации, когда делают ремонт и, если не взяться сейчас, то вывеску просто испортят. Вывески находят краеведы, потому что у них наметан глаз. Вывеску в Кривоколенном, например, нашел известный краевед Денис Ромодин.

У нас нет какого-то бренда, мы никак себя не называем – говорим только абстрактное “мы”. Нам кажется нечестным пиариться, потому что эта реставрация – заслуга огромного количества людей, которые помогают нам финансово, и мы не хотим паразитировать на них.

Мы все из градозащитного сообщества и довольно давно заботимся о состоянии старой Москвы, состоим в различных общественных движениях, в “Архнадзоре”, например. Некоторые из нас — профессиональные краеведы, другие — просто неравнодушные к городу люди».

Комментарии
Комментарии