Цой жив: место гибели Виктора Цоя 25 лет спустя

Виктор Цой разбился в автокатастрофе в шести километрах от латвийского поселка Плиеньциемс, где он жил летом. На этом месте стали собираться тысячи фанатов, и с годами здесь появился народный мемориал.
Цой жив: место гибели Виктора Цоя 25 лет спустя

Суббота, 15 августа, 11 часов утра. Немолодой мужчина в синем трико и футболке с портретом Цоя нервно размахивает руками в толпе поклонников, которые начали съезжаться на 35-й километр шоссе еще с пятницы: «Я уже двадцать пять лет просто в … [ужасе]. Ну, допустим, работал он над альбомом — но ведь доделал! Ну, муки творчества, устал, не спал — все понятно. Поехал на рыбалку — ок. И что? Вот именно тут в полдень взял и заснул? Я даже эксперимент проводил: специально поссорился с женой, довел себя до белого каления, не спал ночь, туда же, куда Витя, на рыбалку съездил на рассвете — это рядом здесь, заснуть не успеешь, и в 11 утра я поехал домой в Рагациемс, это дальше Плиеньциемса, — ну ни в одном глазу! Эх, Витя, Витя…» Собравшиеся похлопывают расстроенного человека по плечу.

У обочины стоят десятки автомобилей, номера в основном латвийские, но есть и русские, и украинские, и литовские, и даже немецкие, испанские и английские. Из рейсового автобуса выходит половина пассажиров, все к Цою. Прибывает мотоколонна, байкеры, поскрипывая кожей, слезают с мотоциклов и достают из кофров цветы. К полудню на месте гибели Цоя собирается не меньше двух сотен человек, песни «Кино» звучат в буквальном смысле из-под каждого куста.

В обычный день по тихой дороге, которая через бесчисленные хутора и бывшие рыбацкие поселки ведет из города Талси в Юрмалу и дальше в Ригу, проезжает очень мало машин. На 35-м километре, в том самом месте, где двадцать пять лет назад «москвич» Цоя въехал в «Икарус», стоят всего два дома, над лесом кружат аисты, а по вечерам в полях стрекочут сверчки. Пресловутый поворот совсем не такой опасный — так, искривление дороги прямо за одним из домов. Цой ехал с другой стороны и до поворота недоехал, столкновение произошло на мосту. Мост, в перила которого врезалась его машина, — метра три, не больше. Речка, куда упал автобус, больше похожа на ручей и регулярно пересыхает. Дорожные знаки здесь расцарапаны традиционными надписями «Цой жив» и «Здесь был Дрюня».

Комментарии
Комментарии