Виктория Терешкина: «Поколение балерин доказало, что роды не мешают вернуться на сцену»

Лучшая Китри, Никия и Раймонда Мариинского театра два с лишним года назад стала мамой, а затем триумфально вернулась на сцену.
Виктория Терешкина: «Поколение балерин доказало, что роды не мешают вернуться на сцену»

Милада, дочь прима-балерины и бывшего солиста Большого театра Артема Шпилевского, обожает проводить время за кулисами Мариинки.

Для вас решение завести ребенка было продуманным?

Да, это спланированный и абсолютно осознанный шаг. Когда я была в положении, даже не представляла, что мне так понравится быть мамой. Пока не родила, заранее соглашалась на какие-то гастроли и выступления в отдаленной перспективе, а как только дочь появилась на свет, сразу стала обдумывать свою жизнь так, чтобы как можно больше быть с ней. Сегодня во время выступлений где-нибудь в Европе я беру ее с собой, потому что для меня самое страшное — это разлучиться с Миладой.

Почему знаменитые балерины прошлого, за редчайшими исключениями, не рожали?

Мне кажется, в то время сложился стереотип, что после родов будет очень сложно вернуться в прежнюю форму, сохранить гибкость и шаг. Но сейчас уже целое поколение балерин своим примером доказало, что роды не мешают вернуться на сцену. Большинство стали танцевать даже лучше, чем прежде: физические данные не меняются, а материнство привносит в каждую партию дополнительные краски и ощущения.

Первыми прима-балеринами Мариинского театра новейшего времени, которые решились родить ребенка, были Ирма Ниорадзе и Ульяна Лопаткина. На многих коллег подействовал их пример?

Да, это было целое событие для всех нас. От Ульяны знаю, что она очень хотела родить, — рассказывала, насколько для нее это было важно. Я, кстати, помню свой первый сезон в Мариинском театре: вдруг в репетиционный зал заходит Ульяна Лопаткина с животиком и говорит, что очень соскучилась и хочет просто посидеть посмотреть, как мы занимаемся. Я тогда очень старалась. (Смеется.)

Комментарии
Комментарии