«Нулевой номер» Умберто Эко

Литературный критик Варвара Бабицкая считает, что писатель, уже пытавшийся завязать с художественной литературой, вернулся к излюбленному жанру зря.
«Нулевой номер» Умберто Эко

В 2011 году Умберто Эко сказал по поводу выхода своего романа «Пражское кладбище», что больше романов писать не будет: «Человечество может почувствовать себя в безопасности». И в самом деле, новая его книжка «Нулевой номер» — не роман. Об этом имеет смысл предупредить на случай, если читатель по привычке ждет уж детективной интриги.

«Нулевой номер» — памфлет, высмеивающий состояние медиа начала 1990-х годов. Винтажная сатира — вещь довольно громоздкая (спустя 20 лет пресса оставила худшие опасения Эко позади, а во многом функционирует просто иначе), но кое-что не меняется, как газетные штампы или подтасовки. Кроме того, она дает автору дополнительное юмористическое измерение, позволяя аргументированно предсказывать, например, что такая глупость, как мобильные телефоны, никогда не войдет в широкий обиход. Здесь Эко пустил в дело наблюдения, накопленные за долгие годы публицистической работы, и эта часть читается легко, как его же колонки: хотя это не самое смешное чтение на свете (гуманистическая желчь часто вредит комизму), оно пойдет на пользу любому молодому журналисту. Вторая линия повествования дается тяжелее: в ней автор пародирует собственные художественные приемы, которые принесли ему заслуженную славу.

Главный герой, недоучившийся филолог по имени Колонна, промышляет техническими переводами, разносными внутренними рецензиями для издательств и написанием грошовых детективов или политических автобиографий в роли литературного негра. И вот этому неудачнику, пасынку и паразиту словесности, подворачивается денежная работка, по уровню цинизма превосходящая все прежние его занятия.

Некий нечистоплотный магнат запускает газету, настоящая цель которой — сбор компромата на его конкурентов с целью шантажа. Это, конечно, значит, что в случае успеха все горячие расследования, остроактуальные новости и проницательная аналитика, которыми предполагается наполнять листок с амбициозным названием «Завтра», не должны быть опубликованы. Но главный абсурд состоит в том, что газета выходит, как мы бы сейчас сказали, в бета-версии, и редакторы, набранные среди ошметков журналистской профессии, буквально стряпают «вчерашние новости уже сегодня». Бывшие охотники за светскими сплетнями и составители кроссвордов делают в апреле февральский выпуск.

Комментарии
Комментарии