«Музеи крайне уязвимы»

Говорит руководитель Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.
«Музеи крайне уязвимы»

Прошло полгода с момента назначения бывшего директора РОСИЗО Зельфиры Трегуловой руководителем Государственной Третьяковской галереи. Корреспондент Власти Валентин Дьяконов поговорил с ней о последних новостях — Манеже и отмене полицейской охраны в музеях — и далеко идущих планах, которые в основном связаны с недвижимостью.

Начнем с волнующей всех темы. Вы подписали коллективное обращение руководителей музеев и учреждений культуры с требованием осудить нападение организации Божья воля на выставку в Манеже. Мне кажется, что в обсуждении случившегося очень мало места уделяется свободе художника интерпретировать библейские сюжеты.

Речь даже не о свободе художника. Если этот случай окажется безнаказанным, это развяжет руки параноикам и маньякам. Их целью может стать любая неканоническая интерпретация евангельского сюжета. Эта субъективность может не иметь границ. Здесь два момента, которые меня особенно взволновали. Во-первых, речь идет не о современном художнике, а о Вадиме Сидуре, фронтовике, признанном в России и за рубежом. В его интерпретациях библейских сюжетов нет ни грамма глумления. Он оперировал христианской символикой в те годы, когда это было официально запрещено. И вот в наше время ему попадает посмертно с другой стороны. Во-вторых, мы видим, что можно подвести любую базу под агрессию в отношении каких-либо нестандартных интерпретаций Евангелия. В результате каждый из нас, руководителей музеев, становится уязвимым. Если сейчас это дело не получит развития, то любой человек может нападать на памятники музейного фонда, мотивируя это защитой своих чувств.

Другая тема, которая напрямую связана с инцидентом в Манеже,— перевод музеев из ведения полиции в ведение частных охранных предприятий.

То, что мы наблюдали в Манеже, вызывает страшную озабоченность. При посещении Манежа вполне внушительные представители ЧОПа тщательно осматривают твою сумку и проверяют билеты. Но во время нападения они бездействовали. У человека, который не знает, почему, может сложиться впечатление, что они попустительствовали или даже сочувствовали. Но, увы, сотрудники ЧОПов просто лишены права радикально пресекать такого рода действия. Сейчас обсуждается вопрос о замене в музеях полиции ЧОПами. Это большая опасность. В отличие от вооруженного пистолетом или дубинкой сотрудника полиции, сотрудник ЧОПа не имеет права остановить человека, который входит в музей и начинает кромсать произведения искусства. У нас, музейщиков, это вызывает сильную обеспокоенность.

Комментарии
Комментарии