Уже не стыдно

10 причин перестать стесняться списков про «10 причин».
Уже не стыдно

Listicle, или статьи-списки, в России чаще всего используют в глянце: «9 вещей, которые нужно знать о продуктах и напитках; 5 уроков, которые нужно извлечь из жизненного опыта к 30 годам; 10 женских желаний». В англоязычных медиа формат стал настолько популярным, что даже серьезные сайты заводят специальные рубрики, где материалы подаются в виде listicle. Западные школы журналистики и медиааналитики уже изучают listicle как медийный и даже культурный феномен, превознося и ругая его. В отличие от англоязычной медиакритики, статей o listicle на русском языке практически не найдешь. Русские термины «список» или «списочная журналистика» тоже пока известны только специалистам. А ведь listicle вполне заслуживает места в арсенале хорошего журналиста или блогера.

1. Сосчитанное легче воспринимать

Сама идея списка намекает на четкую структуру и «конечность» материала. Уже по количеству пунктов в заголовке читатель предвидит, что материал не безразмерен, авторские тезисы сосчитаны и упакованы. Вообще-то в этом и заключается основная функция журналистики — сжимать безразмерную картину мира в структурированную повестку дня. Что вы скорее кликнете: «Принципы здорового питания» или «10 принципов здорового питания»? Содержание обеих статей может быть абсолютно идентичным, но в читательском восприятии выиграет нумерованный список. Следовательно, для лучшей продажи текст надо всего лишь переделать в listicle и придумать соответствующий заголовок.

2. Listicle имеет давнюю историю

Первым listicle, конечно, были десять заповедей. С другого знаменитого списка — 95 тезисов о покаянии и силе индульгенций, прибитого Мартином Лютером на дверь церкви в 1517 году, — когда-то началась Реформация. Listicle используют и современные писатели: «7 навыков высокоэффективных людей» Стивена Кови или «Три возраста Окини-сан» Валентина Пикуля.

Комментарии
Комментарии