Дмитрий Бак о музеях

Директор Государственного литературного музея, профессор РГГУ Дмитрий Бак — о литературоцентричности русской культуры, избалованности доступностью и Музее звучащей литературы.
Дмитрий Бак о музеях

*О первом чтении *

Я из семьи врачей, так что с детства меня окружали медицинские книги, которые я прилежно читал, мало что в них понимая. Интерес к художественной литературе возник уже в старших классах. Вдруг меня осенило, что это мое, вместе с футболом.

*О литературных фаворитах *

Книги, к которым я возвращаюсь, — это большие романы Томаса Манна («Волшебная гора», «Иосиф и его братья»), проза Чехова, «Евгений Онегин», «Анна Каренина», к которой у меня особое отношение. Я до сих пор храню том «Анны Карениной», который был подарен мамой отцу в день их свадьбы в 1951 году. На данный момент в моей личной библиотеке около 25 тысяч книг.

Об обратной стороне доступности

Я уверен: нужно изобретать велосипеды! Нужно заново открывать уже открытое, но для себя. Когда на первом курсе студенты получают исчерпывающий список книг, которые им нужно прочесть, это совсем не то, что было во времена моей учебы, когда каждую книгу приходилось буквально извлекать из-под глыб. Такой интерес к чтению, как был тогда, сегодня просто невозможен. Я не ностальгирую по временам советской несвободы, но представьте, что сейчас кто-нибудь от руки переписывает сто страниц стихов. А если тебе на ночь попадает ксерокопия стихов Георгия Иванова или Гумилева, которых нигде не достать… Мы избалованы доступностью. Установка на технологическую доступность, на демократизацию, конечно, верная, но она имеет свои ограничения: абсолютная полнота тождественна абсолютной пустоте.

Комментарии
Комментарии