Павел Швец: «Многие наши виноделы шарашат из зарубежных виноматериалов жижу»

У российского виноделия есть шанс развиваться по образцам Бордо и Тосканы: под Севастополем винодел производит первые в стране биодинамические вина, которые пьют в лучших ресторанах Москвы и Петербурга.
Павел Швец: «Многие наши виноделы шарашат из зарубежных виноматериалов жижу»

Вы сейчас активно занимаетесь лоббированием системы защиты вина по наименованию места происхождения, аналогичной той, что практикуется во всем мире. Расскажите, пожалуйста, об основных проблемах, которые мешают ей осуществиться.

Чтобы понимать, что именно сейчас происходит с законодательством в области виноделия, нужно осознавать, как на данный момент устроена индустрия в целом. Ее основная проблема — отсутствие своего сырья. Только вдумайтесь — из 1 миллиарда вина, выпиваемого в России в год, только 20% сделано из российского винограда. В Бордо 120 тысяч гектар своего винограда, а по всей России, дай бог, 40 — это включая Ставрополь, долину Дона, Краснодарский край, Крым. И большинство нынешних виноделов — представители предприятий, которые из виноматериалов, купленных за рубежом, шарашат свою жижу, называемую вином.

Когда в 1950-х годах решили напоить страну вином, написали программу, как этого достичь. Цель была такая — каждому советскому гражданину по две бутылки шампанского — на Новый год и день рождения — и восемь бутылок вина. Специалисты крутили пальцем у виска — блин, как? У нас же нет такого количества виноградников. А нужно, чтобы вина было много и дешевого. Объемы и дешевизна — вот два вектора, которые сформировали советское виноделие. Во-первых, предприятия были укрупнены — небольших хозяйств просто не осталось. Во-вторых, выводились сорта винограда с комплексной устойчивостью, которые требуют меньше ухода, но при этом дают нормальную урожайность. Качество его, понятно, паршивое. В-третьих, и это самое главное, что предопределило сегодняшнее устройство российского виноделия — это практика транспортировки вина.

Комментарии
Комментарии