Пустыня обетованная

Как Израиль из плохо приспособленной для человека пустыни превратился в цветущий сад.
Пустыня обетованная

Израиль — единственная страна, где в XXI веке лесов больше, чем было в XX. Она также единственная, где человек заставил отступать пустыню — во всем мире наоборот. Эти и другие аграрные чудеса во многом и есть результат системного импортозамещения, азы которого только постигает Россия.

В колыбель сионизма непросто пробраться и с провожатыми: ее надежно защищает 40-градусная жара и рой злющей в летний зной мошкары, которая набрасывается, едва делаешь шаг из машины. Но нам объясняют: так не всегда, только пару недель, пока убирают пшеницу, потом это пройдет. А в остальное время года здесь здорово, вы и не узнаете.

Здорово было, разумеется, не всегда. Кибуц Рухама (в переводе — Помилованная, что символизировало прощение Богом своего народа, возвращающегося домой после изгнания) — первое в XX веке еврейское поселение на границе пустыни Негев и бедуинского мира. Оно в полной мере соответствовало лозунгу, который выдвинул основоположник сионизма австрийский журналист Теодор Герцль Землю без народа — народу без земли, только вот для того, чтобы удержать это поселение, его надо было срочным образом заселить.

Сюда и сейчас добивают ракеты из сектора Газа, а век назад о цивилизации и порядке в этом захолустье Османской империи напоминала разве что железная дорога, на шпалы для которой извели последние деревья. Те, кто приобрел эти земли 104 года назад, в 1911-м, у арабского шейха, не были уверены, что здесь будет расти хоть что-то, не говоря уже о пшенице. И, конечно, они не думали, что изучать вехи и плоды их трудов будут приезжать журналисты из той самой Москвы, которую на заре XX века они покинули вслед за бывшим народником Ефимом Членовым, ставшим пропагандистом сионистской идеи и возглавившим общество Шеарит Исраэль (Остаток Израиля). Сам доктор Членов, правда, подымать негевскую целину не доехал, но деньги у столичных промышленников на покупку собрал и исправно поддерживал финансирование — до Первой мировой, которая развела Россию и Турцию по разные линии фронта. Храбрые первопроходцы, ни черта не смыслящие в сельском хозяйстве, остались предоставлены самим себе.

Комментарии
Комментарии