Космос как предчувствие

Проследим путь, который прошла научная фантастика, повествующая о грядущем выходе человека в космос.
Космос как предчувствие

Теперь, когда мы постоянно становимся свидетелями все новых и новых побед в космосе, трудно представить себе время первых робких космических мечтаний. И тем более интересно проследить тот путь, который прошла научная фантастика, повествующая о грядущем выходе человека в космос.

Если вы думаете, что мечта о покорении космоса и межпланетных путешествиях зародилась в XIX — XX веках, то вам придется внести поправку в свои представления. Хотите — верьте, хотите — нет, но уже жрецы Древнего Вавилона и китайские астрономы около 5000 лет тому назад имели первые представления о космосе и небесных телах. От этих рекордсменов древности эстафета познания перешла к античным грекам. А дальше одно астрономическое открытие последовало за другим.

Получив первые знания о размерах нашей планеты, древние ученые стали себе лучше представлять и размеры Луны, и расстояние до нее, и вообще, каковы космические расстояния. Некоторые из них, включая Пифагора, выдвинули даже предположение о том, что где-то могут существовать еще миры, подобные нашему. Так, в частности, Плутарх в одном из своих сочинений утверждал, что Вселенная бесконечна. В своей книге «О лике, видимом на диске Луны», он выдвинул смелую гипотезу, что Луна является второй Землей, имеет гораздо большие размеры, чем вся Греция, и у нее есть свое население. Правда, при этом он почему-то посчитал, что на Луне живут дьяволы, которые именно оттуда время от времени прилетают на Землю.

Плутарх умер в 127 году нашей эры, но его идеи не затерялись во тьме веков. Сорок лет спустя греческий софист и сатирик Лукиан Самосатский написал «Правдивые истории». Несмотря на название, это был, по существу, сборник первых фантастических рассказов. В одном из них Лукиан повествует о том, как ужасная буря подхватила корабль Одиссея и подняла его над морем. Ветер нес его высоко над водой, и путешественники в течение семи дней и ночей не знали, что их ожидает. На восьмой день корабль достиг Луны.

Герой другой повести фантаста, Икароменипп, уже не полагался на стихию. Для полета он использовал крылья грифа и орла, и стартовал с вершины Олимпа.

Комментарии
Комментарии