Зачем нужен «Мел»

Главный редактор образовательного проекта «Мел» Никита Белоголовцев рассказал о концепции нового СМИ и проблемах российской школы.
Зачем нужен «Мел»

27 августа запустился «Мел», журнал об образовании, который делает бывший спортивный обозреватель «Дождя» Никита Белоголовцев на деньги владельца компании «Нова Капитал» Александра Рудика. Что спортивный журналист, чьи дети еще даже не пошли в школу, может рассказать нового родителям, выясняла мама первоклашки Саша Шевелева.

— Как вышло, что тебя, спортивного журналиста, назначили редактором нового проекта про образование?

— И мне, и Александру Рудику казалось, что это странный выбор, и я дико удивлен, что ты первый журналист, который задал этот вопрос. Изначально, насколько я понимаю, искали человека, который бы и в образовании понимал, и в социальных сетях, и писал бы хорошо, и знал, как сложный образовательный текст преобразовать в «10 причин» или «5 советов». Но такого идеального главного редактора либо не существует в природе, либо его не нашли. Дальше встали перед классической развилкой: научить человека писать или научить человека предмету. В итоге придумали такую конструкцию, в которой человек, который все еще постигает предмет (я), обложен подушками в виде экспертного совета (членов которого мы скоро обнародуем) и другими участниками проекта, которые, если что, бьют меня по рукам, если я совсем заигрываюсь и отрываюсь от земли. Моя первоочередная задача — рассказать об образовании человеческим языком, потому что в образовательной сфере, как я понял, когда с ней знакомился, это большой дефицит.

— Но ведь ты, по сути, еще не сталкивался со школьным образованием как с институтом. (детям Никиты 5 лет и 7 месяцев. — Прим. ред.) Не кажется ли тебе, что будет сложновато въезжать в новый предмет?

— Безусловно, это мой минус, который понимают и мои наниматели, и те, с кем я общаюсь по работе, поэтому мой заместитель и мой корреспондент — это настоящие мамы, которые проходили школу по несколько раз. На первой встрече резюме общения со мной так и звучало: «Да, все понятно, парень сообразительный, и в твиттере у него много подписчиков, но как же быть с тем, что он ни фига не знает?» Эта претензия высказывалась, и я потратил много времени на погружение в предмет. Это тот риск, на который все в проекте согласились пойти. Как вышло, что тебя, спортивного журналиста, назначили редактором нового проекта про образование?

Комментарии
Комментарии