Зарубежные поездки советских лидеров

Ленин не совершил ни одного официального визита за рубеж. Его преемники за границу ездили, и у каждого визиты имели особенности.
Зарубежные поездки советских лидеров

Владимир Ильич Ленин не совершил ни одного официального визита за рубеж: когда большевистскую власть начали признавать, он оставался во главе партии и правительства лишь номинально. Его преемники за границу ездили, и у каждого визиты имели свои особенности.

Визиты с госбезопасностью

Сталин не питал пристрастия к путешествиям. Каждый год ближе к осени вождь выезжал на Кавказ отдыхать. Утром он садился в специально подготовленный поезд из нескольких вагонов, движение на линии останавливалось, и уже к вечеру Иосиф Виссарионович прибывал на место назначения. Однако дважды «отцу народов» все же пришлось оставить своих чад. Хотя назвать эти два визита зарубежными можно довольно условно.

Летом 1943 года победные операции Советской Армии вызвали опасения у союзников: если дела так пойдут и дальше, то скоро вопрос об открытии второго фронта отпадет сам собой. Президент США Рузвельт хотел, во что бы то ни стало, встретиться со Сталиным. Иосиф Виссарионович, в принципе, был согласен. Однако вопрос о месте проведения конференции стал серьезной проблемой. Советский вождь предложил Черчиллю и Рузвельту приехать в Архангельск или Астрахань, но лидеры США и Великобритании проводить встречу на территории СССР не хотели — это было бы признанием главенствующей роли Советского Союза. Последовал обмен телеграммами. Черчилль — Сталину: «Предлагаю провести конференцию в Шотландии». Сталин отказался. Рузвельт — Сталину: «Конференцию целесообразно созвать в Каире или Басре. В случае согласия коалиция может выслать для советской делегации корабль». Сталин ответил, что пришлет на переговоры Молотова.

Но это, в свою очередь, не устраивало Рузвельта. Затем на карте будущей конференции возник Фэрбанкс — авиационная база на Аляске. Но пристрастное чекистское изучение воздушного моста на Аляску оказалось неутешительным — до Фэрбанкса лету пять — шесть суток со всеми посадками. Обдумав ситуацию, Сталин ответил Рузвельту решительной телеграммой: «Как бы ни оценили наши поступки будущие поколения, я как Верховный главнокомандующий не считаю целесообразным отправляться на конференцию антигитлеровской коалиции дальше Тегерана».

Комментарии
Комментарии