Ливанец о  московской свободе и  любви к  снегу

Монолог шеф-повара старейшего ливанского заведения Москвы — о пьянстве, бессмысленных законах, московских рынках и специфике слова «хорошо».
Ливанец о  московской свободе и  любви к  снегу

Хусcейн Ашайше

Откуда приехал: город Айтарун, Ливан

Чем занимается: шеф-повар в ресторане «Синдбад» на Никитском бульваре

В «Синдбаде» я работаю уже шесть лет — с того самого момента, как приехал в Москву. Тогда я поступил на подготовительный факультет РУДН: днем ходил на занятия, а потом сразу отправлялся работать в ресторан. Пришлось многому научиться: «Синдбад» — это в первую очередь заведение для русских людей, они здесь главные клиенты. Русские не любят много чеснока и лимона в еде, а в Ливане это просто обожают. Но если к нам придет араб и захочет настоящее ливанское блюдо, я, конечно, смогу быстро все переделать под его вкус.

Моя дядя — хозяин «Синдбада», и это он привез меня сюда. Однажды он просто сказал мне: «Поедешь в Москву?» Начал собирать документы, через какое-то время позвонил мне и говорит: «Все, Хуссейн, приезжай». Я приехал, мы провели вместе неделю, а дальше я уже осваивался сам. Помню, в самый первый день, как он уехал, я отправился в «Синдбад». Паспорта тогда с собой не было: сдал документы в университет, а они выдали взамен какую-то бумагу. Меня, конечно же, остановила милиция в переходе и попросила показать документы. Паспорта нет, что делать, как разбираться с ними? Английский они не знают, русский не знаю я. Мы догадались, что на бумаге есть номер телефона, они позвонили на этот номер, и все закончилось нормально. Когда это случилось со мной, я понял, что здесь нет ничего сложного: если я смог разобраться с милицией без паспорта, смогу разобраться со всем.

Комментарии
Комментарии