Тайна глиняных таблиц

Два века назад усилиями немецкого учителя европейцы научились читать клинопись.
Тайна глиняных таблиц

Более двухсот лет назад, 4 сентября 1802 года, молодой немецкий учитель Георг Фридрих Гротефенд представил перед Академией наук в Гёттингене доклад, положивший начало расшифровке древнеперсидского клинописного письма.

Французский писатель Раймон Шваб в 1950 году опубликовал книгу «La Renaissance Orientale», посвященную всплеску интереса к Востоку в Европе XVIII-XIX века. Одно из самых часто цитируемых мест этой книги звучит так: «Мир стал по-настоящему круглым только после 1771 года». В упомянутом 1771 году Абрахам Анкетиль-Дюперрон опубликовал трехтомный перевод «Авесты», священных текстов зороастрийцев, на французском языке. Так европейцы впервые познакомились с религией, находившейся вне иудео-христианской и греко-римской традиции. По мнению Шваба, интеллектуальная карта мира перестала быть наполовину пустой, Восток и Запад наконец-то встретились. Но между Индией и Европой находится огромная часть суши, Передняя Азия, древняя культура, точнее, культуры которой оставались непроницаемы для Запада. И вот 4 сентября 1802 года молодой немецкий учитель по имени Георг-Фридрих Гротефенд направил в адрес Геттингенской академии наук написанную на латыни статью «Praevia de cuneatis, quas vocant, inscriptionibus Persepolitanis legendis et explicandis relation» («Предварительный доклад о прочтении и переводе так называемых клинописных надписей из Персеполя»).

С одной стороны, Гротефенд (1775-1853) был наследником мощной критической и аналитической традиции работы с языками и победой он был обязан своим предшественникам. С другой стороны, его работа оказалась революционной: он первый сумел прочесть и перевести клинописный текст. Его усилия дали возможность сотням других ученых заняться древними языками Передней Азии и открыть для Запада не один новый мир, а множество: шумеров, эламцев, аккадцев, ассирийцев и т.д.

Согласно легенде, все началось очень по-немецки — со спора в пивной. Гротефенд, с 1797 года преподававший латынь в одной из геттингенских школ, обсуждал со своими друзьями рисунки, сделанные в 1765 году Карстеном Нибуром в Персеполе, на руинах столицы царя Дария. Нибур, немецкий путешественник и картограф на датской службе, не только привез в Европу архитектурные планы и чертежи, но и скопировал рельефы, а также увиденные в Персеполе клинописные надписи.

Комментарии
Комментарии