17 самых несчастных комиков и юмористов

После чтения этой статьи вы задумаетесь, а не закопать ли лопатой свое чувство юмора от греха подальше.
17 самых несчастных комиков и юмористов

Почему самым веселым людям в мире так не везет? Как ни откроешь биографию какого-нибудь трагика-мизантропа, так непременно любящая жена, орава детей, умер в роскоши на девятом десятке. А юмористы, комические актеры и сатирики все как один болеют чумой и холерой, чахнут от голода и накладывают на себя руки, оставив прощальную записку, полную зубодробительных шуток. Или это тяжелые жизненные обстоятельства изначально способствуют развитию чувства юмора? Известно же, что смех — это нервная реакция на нестандартную ситуацию. Вот грустные истории двенадцати очень веселых людей, прочитав которые ты непременно убедишься, что смех вовсе не так уж продлевает жизнь, как принято считать.

Джонатан Свифт

Священник и декан собора Святого Патрика не мог жениться на своей любимой — дочке служанки и сироте. Это был бы скандал. Тем более что он полюбил Эстер Джонсон, когда ей было всего восемь лет, а это и в XVII веке считалось немыслимым. Свифт стал опекуном Эстер, дал ей воспитание и образование, писал каждый день письма, а когда девушка выросла, официально признал ее воспитанницей и поселил в своем поместье. Видимо, они с Эстер были тайно женаты. Одновременно он опекал другую девушку, тоже сироту, тоже Эстер, с которой опять-таки состоял в активной переписке. В письмах Свифт именовал Эстер Джонсон Стеллой, а Эстер Ванорми — Ванессой. Этот странный полуплатонический треугольник являлся для писателя источником вдохновения и страданий. Обе Эстер умерли молодыми, одна за другой, как раз в то время, когда Свифт завершал главный труд своей жизни — четыре тома «Путешествий Гулливера», самую злую и едкую пародию на человечество, которая до сих пор не имеет себе равных. Яркий образ зловонных йеху, кидающихся друг в друга калом, как портрет тогдашнего общества; смрадные поры на плечах придворных дам, в которые проваливаются башмаки малютки Гулливера; пляшущие лилипуты на канатах... Все это не только плод блестящей фантазии, в этом чувствуется подступающий мрак сознания, отчаяние и ужас, скрытые смехом. В письмах Свифта появляются упоминания о «смертельной скорби, терзающей его душу и тело». Постепенно он сходит с ума, теряет после инсульта речь, а затем и рассудок, погрузившись в страшный мир мучительных образов.

Комментарии
Комментарии