Экономика камикадзе

Почему военные победы Японии обернулись ее поражением.
Экономика камикадзе

Отношения между Россией и Японией привычно колеблются между сообщениями о возможном скором подписании мирного договора и о том, что японская сторона возмущена очередным визитом российского руководства на Курилы. Клубок вековых проблем так и не удается распутать. Японии повезло в 1904-1905 годах в войне с Россией. В 1941-1945 годах очередная военно-экономическая авантюра привела империю к атомным бомбардировкам и краху.

Пролог. Удача 1905 года

Про Алексея Куропаткина, командовавшего русской армией большую часть войны с Японией, нельзя сказать, что о него не вытирал ноги только ленивый — все ленивые о него ноги тоже вытерли. Между тем, пусть и не военный гений, Куропаткин стоит в нашей истории несколько особняком. Это был один из немногих наших генералов, которые заботились о солдатах и не считали, что победа должна достигаться любой ценой.

Генерал-лейтенант Куропаткин не ставил себе задачу выиграть какую-то битву. Он хотел выиграть войну. Куропаткин понимал, что ресурсы Японии ограниченны, поэтому вел войну на истощение. В этом он был похож на Михаила Кутузова. Тот тоже не выиграл у Наполеона ни одного сражения в ходе Отечественной войны — не считать же сражением переправу через Березину. Тем не менее войну Кутузов выиграл. И не так важно, что он вел ее по плану, разработанному заплеванным современниками и полузабытым потомками Михаилом Барклаем-де-Толли. Кутузов нашел правильный план и претворил его в жизнь.

Алексей Куропаткин не был гигантом на поле боя. Он последовательно проиграл сражения при Ляояне, Шахэ, Сандепу и Мукдене, хотя силы в них были равны или даже у русской армии был численный перевес. Однако для японцев это были в полном смысле пирровы победы. После завершившегося 10 марта 1905 года сражения при Мукдене они вынуждены были отказаться от активных действий. Потери были чудовищными, восполнять их было нечем, в самой метрополии не на что было производить боеприпасы. Донесения японских генералов того времени сводились к фразе, сказанной все тем же царем Пирром за две с лишним тысячи лет до того: Еще одна такая победа, и я останусь без армии. С той только разницей, что японские генералы даже не рассчитывали на победу в следующем сражении.

По сути, японцам оставалось только молиться, чем они и занялись, и кто-то их услышал, хотя сомневаюсь, что это был Бог. Началось с того, что российской Второй тихоокеанской эскадре, совершившей беспримерный переход из Либавы в Японское море, не помешали вступить в бой с основными силами японского флота. Это было примерно то же, что приказать человеку, только что пробежавшему марафон, выйти в ринг и провести теперь 15-раундовый поединок со свежим противником. Разумеется, для русской эскадры это могло закончиться только нокаутом, каковым и стало сокрушительное поражение под Цусимой.

Комментарии
Комментарии