Вклад «Пиратский»

Так ли богаты были морские разбойники.
Вклад «Пиратский»

Благодаря Острову сокровищ Роберта Льюиса Стивенсона сложился многократно повторенный в других книгах, фильмах, компьютерных играх на пиратскую тему стереотип. Уважающий себя капитан пиратов складывал в сундук золотые и серебряные монеты, нажитые преступным путем, сундук зарывал на труднодоступном острове, рисовал карту, на которой отмечал крестиком тайник, потом отдавал душу Богу, а карту — верному собутыльнику, и дальше она сложным путем попадала в руки искателей сокровищ. Насколько эта картинка верна с исторической точки зрения?

Йо-хо-хо и семьсот тысяч

В четверти мили от нас лежат семьсот тысяч фунтов стерлингов. Неужели хоть один джентльмен удачи способен повернуться кормой перед такой кучей денег из-за какого-то синерожего пьяницы, да к тому же еще и дохлого? — с такой речью обращается к браткам-пиратам одноногий Джон Сильвер в стивенсоновском Острове сокровищ.

Кроме точной суммы в книге довольно точна хронология. В 1750 году капитан Флинт зарывает на одном из островов Карибского архипелага свой клад, а потом убивает всех шестерых свидетелей, знавших о месте тайника. В 1754 году Флинт умирает от злоупотребления ромом, а потому не может вернуться на остров за своими сбережениями на старость. Год экспедиции за сокровищами в книге не указан, но логично предположить, что после смерти Флинта прошло не так уж много времени.

Если сравнить покупательную способность фунта стерлингов тогда и сейчас, пиратские семьсот тысяч примерно равны современным £96 млн. Уже неплохо. Но если сравнить личное состояние Флинта и ВВП британского королевства в ту эпоху, а затем рассчитать соответствующую пропорцию по состоянию на 2015 год, получится, что старый пират стоил более 11 млрд современных фунтов стерлингов. Что могло бы в принципе обеспечить ему место на одной из верхних строчек рейтинга богатейших жителей Великобритании (пониже Льва Блаватника, но повыше Романа Абрамовича).

А теперь две новости, плохая и хорошая. Плохая — никакого капитана Флинта на самом деле не было. Это литературный персонаж, а не историческая фигура. Хорошая новость: пираты в Карибском море в середине XVIII века все-таки были, мирные корабли они грабили. Остается разобраться, сколько они могли награбить и как распоряжались награбленным.

Комментарии
Комментарии