Кто творит историю

Профессор Оксфордского университета Андрей Зорин — о том, как пытались объяснить законы истории и какой вывод мы должны из этого сделать для себя.
Кто творит историю

Тема, конечно, пугающая, потому что, в сущности, она подразумевает вопрос, на основании чего мы говорим об истории и как история вообще движется. Начать лекцию на такую тему можно только честным признанием: я не знаю. Вернее, как говорили мудрецы в Древнем Китае, когда им задавали разного рода простые вопросы: «Я бы хотел это знать».

По отношению к истории все люди делятся на ряд неравных категорий. Есть люди, которые профессионально изучают историю, — их ничтожное меньшинство. Есть люди, которые интересуются историей, что-то читают по этому поводу, — их тоже, пожалуй, меньшинство, но уже значимое, не ничтожное. Есть люди, которые иногда думают об истории, — таких, видимо, большинство, хотя много людей на эту тему, естественно, не задумываются. И есть люди, которые живут в истории, — такие, собственно говоря, почти все. Отдельный вопрос, знаешь ты об этом или не знаешь.

Соответственно, исходя из этого очень примитивного разделения, я буду говорить, опираясь на первую и четвертую категории. С одной стороны — какие есть способы профессионального взгляда на историю, как можно в принципе об этом думать, в каких категориях, а с другой стороны — какая рефлексия возможна по отношению к собственной жизни в истории, к своему существованию. Понятно, что то, что с нами происходит, происходит с нами в любом случае. Но мы обдумываем это, мы имеем возможность чуть-чуть — не очень сильно — на это повлиять или мы просто живем бессознательно в этом потоке?

Думаю, очевидно, что история была не всегда. История — это наш способ думать о прошлом, которое меняется. Сама способность замечать перемены, видеть, как предмет меняется во времени, и сознательно к этому относиться — это и есть способность приписывать предмету свойство историчности. Историей для нас обладает только то, что меняется, и только в той мере, в которой мы это видим. Если нас интересует качество воздуха, которым мы дышим, и волнует то, что он ухудшается и атмосфера становится хуже, мы можем сказать, что воздух имеет историю. Когда-то он был чистым, а сейчас мы сделали его менее чистым. Так он приобретает свойство историчности. Пока мы не задумываемся о том, что субстанция, которой мы дышим, как-то изменяется, воздух историчностью не обладает. То есть свойство быть подверженным переменам и есть свойство историчности, и это не столько свойство самого предмета, сколько наш способ его понимать. История — это способ понимания некоторых событий, отношений и тому подобных вещей.

Комментарии
Комментарии