Полька Юстина Вонщик — о вежливых мужчинах, уличной пыли и помощи по-русски

Юстина Вонщик приехала в Россию, чтобы понять русский театр. Она рассказала, в какие моменты ей хочется сбежать из Петербурга и как языковой барьер помог ей в профессии.
Полька Юстина Вонщик — о вежливых мужчинах, уличной пыли и помощи по-русски

Чему вас научила Россия?

Я приехала в Россию три года назад на стажировку: мне дали стипендию министерства образования и науки. Мысль учиться на русском посещала меня еще при поступлении в театральное училище в Польше. Меня сюда тянуло. Я уже получала тогда первое, филологическое, образование — изучала русский язык, и в голове мелькала идея: соединить бы два умения. Тем более мы проходили историю театра, читали, где он зародился, что происходило с ним в России. И мне захотелось не просто выучить по книге, а почувствовать, испытать, что такое русский театр.

После переезда пришлось столкнуться с некоторыми трудностями. Всякие формальности меня убивали. Я гоняла по городу с бумажками, мою фамилию меняли, ошибались в написании. Писали «Вонсик» вместо Вонщик, не находили в базе, когда я пыталась сделать проездной.

Сложнее всего было с языком. Мне казалось, что я знаю русский, однако, когда пришло время говорить о чувствах, мне стало тяжело. Мы разбирали тексты, обсуждали героев, а я не могла всего высказать. У меня внутри был барьер, слова застревали в горле, оставались эмоциями. Театр же прекрасен тем, что здесь можно общаться и без слов.

Сейчас я про это забываю, неприятности кажутся мне милыми. Ведь это были яркие моменты в жизни. Вдобавок языковой барьер научил меня прислушиваться к себе. Когда ты не в состоянии высказаться, ты просто должен чувствовать, внимать тому, что внутри.

Еще, мне кажется, развилась моя интуиция. Я должна была прожить здесь год. Но так получилось, что я могла остаться подольше, захотела остаться и осталась. И это решение тоже было принято на уровне чувств: да, мне хорошо, я хочу. У меня появился покой на душе.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мои однокурсники, с которыми мы продолжаем работать. Мои мастера. Этими людьми я была окружена и вне академии.

Комментарии
Комментарии