Нравы и анекдоты Средневековья

Историк рассказала о благородных качествах рыцарей, непристойных изображениях и популярности «Страдающего Cредневековья».
Нравы и анекдоты Средневековья

— Как проходит день специалиста по Средневековью?

С удовольствием бы ответила, если действительно бы являлась медиевистом. Лестно, что к их священным рядам меня причислили. Именно так появляются легенды. Почему-то, со мной подобные недоразумения происходят регулярно: то за художника-дизайнера примут, то за студентку, психолога, работника музея и т.п. А на самом деле: в прошлом — выборы и PR, сейчас — свой бизнес. Блог не связан с моей основной деятельностью. В планах значится культурологический проект подобного содержания. К сожалению, пока отвлекают дела материальные.

— Почему вы выбрали именно эту историческую эпоху?

Средневековье я не выбирала, оно само выбралось. Мне нравится средневековая миниатюра. Музеи и библиотеки оцифровывают свои коллекции, манускрипты стали доступны. Иллюстраций в рукописях бесчисленное множество, они прекрасны и часто непонятны. А мне нравится разгадывать загадки. В детстве я хотела стать следователем, раскрывать хитрости и героически бороться со злодеями.

Другие эпохи тоже интересны. Учась на истфаке, я специализировалась на отечественной истории с 1917 года, занималась диссидентами. После защиты диплома оставляли на кафедре, но научный руководитель — завкафедрой, полковник КГБ-ФСБ, нежной фразой: «Ты же понимаешь, что должна будешь со мной спать», — сбил мой исследовательский пыл. К тому же корочки кандидата наук во второй половине 1990-х не выглядели ценной вещью.

— Что из того, что вы знаете про Средневековье, вы предпочли бы забыть?

Я так много забываю нужной информации, что предпочла бы всё-таки истории и обычаи помнить.

Например, любовные забавы из самого начала Средних веков. Позор «смрада супружеской измены» (выражение закона бургундов) смывался смертью изменницы. Законы различались только деталями: кто может убить неверную и что лучше очищает: болотная тина, меч, огонь или вода. Могли и просто развестись. А вот если жена сама осмеливалась уйти от мужа, её надлежало задушить и бросить в болото, поскольку сделать она это могла только ради супружеской измены. Так было у бургундов и галло-римлян (надеюсь, ничего не путаю). Франки даже мужчин ограничивали: если свободный вступал в связь с чужой рабыней, и сие получало огласку, то виновник превращался в раба. Закон суров, но это закон.

Из зрелого Средневековья неловко вспоминать, что врачам приходилось принимать анализы буквально — пробуя мочу пациентов на вкус. Медики с XIII века чуть ли ни всю медицинскую диагностику сводили к уроскопии, зато и высот в ней достигли.

Комментарии
Комментарии