Ветеран Гринписа об экоактивизме

«Если нас пытаются убить, значит, мы делаем что-то хорошее».
Ветеран Гринписа об экоактивизме

Рин Ахтерберг попал в Гринпис больше 40 лет назад. Он работал поваром на корабле, участвовал в протестных кампаниях, помогал открывать второй в мире офис организации и был на борту гринписовского судна Rainbow Warrior, когда его потопили французские спецслужбы.

«Бумага» поговорила со «старым хиппи» о том, как движение студентов и бегущих от армии людей стало мэйнстримом, почему модные бренды могут спасти Китай от загрязнения и как переубедить крупные корпорации перейти на более чистые способы производства.

— Вы состоите в Гринписe с 1974 года. Как вы попали туда?

— Я родился в Голландии, но в 1971 году эмигрировал в Новую Зеландию, потому что не хотел идти в армию. В Новой Зеландии я случайно встретил людей, которые протестовали во французской Полинезии против испытаний ядерного оружия в Тихом океане: после пятимесячного путешествия, после того, как были арестованы и выгнаны, они вернулись в Новую Зеландию на маленькой старой лодке. У них не было денег, и им нужна была помощь. В Голландии я пять лет проучился на повара, и я стал помогать им с готовкой как волонтер. Потом меня затянуло: это как если сначала ты даешь один палец, а потом не успеваешь опомниться, как у тебя забрали всю руку. С тех пор я плотно включился в работу Гринписа, помогал открыть офис в Новой Зеландии — он был вторым в мире. В 1976-78 годах Гринпису удалось получить немного денег от Всемирного фонда дикой природы, и они купили первый корабль Rainbow Warrior. Там тоже нужен был повар, и я пошел на корабль. Я был там, когда в 1985 его взорвали.

Потом пять лет я работал на земле, занимался администрацией и кампаниями, а потом вернулся на корабль в качестве повара. Дважды я был в России вместе с гринсписовскими кораблями. Это были кампании против истощения рыбных запасов и нелегальной рубки леса. Я прекратил ходить на корабле только лет восемь-девять назад из-за проблем со спиной.

— Как была устроена жизнь и работа активиста в то время?

— В начале было так: ты находишься на борту до тех пор, пока вообще можешь стоять. Первый раз я провел около 9 месяцев на корабле. Часто я был на борту по 4-7 месяцев, потом, может быть, около 4 я не плавал, занимался реальной работой, готовил где-то, чтобы заработать немного денег. У меня два ребенка, сейчас они уже взрослые. Иногда мне нужно было делать перерыв в Гринписе на полгода или год. После 1985 года, после потопления Rainbow Warrior, Гринпис неожиданно стал хорошо известен, потому что тогда корабль взорвали и были погибшие (во время инцидента погиб фотограф Фернандо Перейра, который вернулся на корабль за оборудованием, перед тем как взорвалась вторая бомба — прим. «Бумаги»).

Комментарии
Комментарии