Жизнь в башне

Бывший радиоведущий Александр Лунев купил старую водонапорную башню, которую считает идеальным домом.
Жизнь в башне

Саша Лунев встречает меня у забора и ведёт через калитку к башне. Какое-то время мы стоим, разглядывая огромный котлован, в который ведёт лестница. На дне ямы мокрая глина, делится Саша. В ней можно утонуть по колено.

Сашу Лунева называют городским сумасшедшим. В Томске он известен как человек-который-строит-башню. В начале 2013 года он выкупил у муниципалитета старую водонапорную башню, которая в 20 веке служила для заправки поездов водой. С тех пор многое изменилось: железнодорожных путей возле «Буревестника» нет, металлический бак из-под воды кто-то распилил и украл, а само здание хоть и является памятником регионального значения, начало ветшать. Какое-то время использовалось находчивыми выходцами из Средней Азии под чебуречную. В этот период рядом с башней появились пристройки непонятного назначения. В середине двухтысячных башня опустела. В 2012 году администрация попыталась сдать здание в коммерческое использование, что, учитывая его состояние, было нереально. «Чтобы башня могла принести хоть какой-то доход, нужно было вложить в неё кучу денег, а на это никто в здравом уме не пошёл бы. Кроме меня», — смеётся Лунев.

Саша рассказывает, что увидел объявление о сдаче башни в аренду и влюбился.

— Я понял, что бешено, неистово хочу жить там. — говорит он. — заморочился и в итоге получил башню в собственность.

Проблем хватает: из-за того, что строение является памятником, на Саше лежит обязанность восстановить внешний вид башни и содержать её в надлежащем состоянии. Чтобы подключить здание к отоплению, нужно заплатить около 700 тысяч рублей. Кроме того, коммуникации проведены сто лет назад, поэтому сейчас совершенно непонятно, что с ними делать.

— У меня в башне есть вода, она идёт из какой-то старой трубы. Я за воду не плачу. Приходил в «Водоканал», говорю: давайте как-то формализуем наши отношения?, а от меня отмахиваются. Никто, мол, не знает, что это вообще за труба и откуда там вода, — рассказывает Лунев, — но, ты же понимаешь, что вообще-то в любой момент они могут найти задвижку, которая ко мне эту воду пропускает — и всё, закончится халява. Но никто ни за что отвечать не хочет. Вообще я вот что понял: всё, где я не могу положиться на себя, на свои руки, или у меня нет денег, оно всё медленно, печально и вязко.

Комментарии
Комментарии