Месть статуи

Архитектурный критик Григорий Ревзин — о том, куда приводит слишком серьезное отношение к памятникам.
Месть статуи

Новейшая история святого Владимира выглядит салтыков-щедринской. Ярким эпизодом из летописи города Глупова.

Князь — небесный покровитель нашего президента, а в Киеве памятник есть, а у нас нету, а Владимир крестился в Херсонесе, а это теперь наше святое место — распалившись этими возвышенными государственными соображениями, лица военно-исторического профиля захотели поставить ему памятник на Воробьевых горах.

Святой Владимир ставится не из-за святости Руси, а из-за Украины, а если бы президента не звали бы Владимир Владимирович, так и никто бы не шевельнулся князя поминать, а присоединение Крыма навеки поссорило нас с братским украинским народом и Европою — распалившись этими возвышенными гражданскими соображениями, общественность начала бороться со святым Владимиром на Воробьевых горах.

Но при изрядной силе душевного горения и граждане, и государственники держали пламя в глубине, а на поверхности мотивировали свои желания рационально. Со стороны государственников: у Владимира юбилей (в 2015 году 1000 лет со дня смерти). Со стороны граждан: самые Воробьевы горы рухнут по водружении на них Владимира, и местные жители (не совсем понятно, где они там живут в горах) категорически против, а с ними не согласовано.

Поделюсь личным. В процессе борьбы гражданские активисты, имен которых назвать не могу, несколько раз обращались ко мне с настойчивыми просьбами выступить против Владимира в прессе, припоминая мое более чем скромное участие в борьбе против Петра на Острове и обучение в МГУ, для всех студентов которого Воробьевы горы — святое место. Я отказывался. С точки зрения стройки соображения про то, что горы рухнут от статуи, комедии подобны — так можно сказать всегда, про любую стройку в любом месте. Или иначе: нет на земле места, где нельзя было бы что-то построить (см. историю Петербурга, выстроенного на, извините, болоте) — вопрос только цены и качества строительства. Сказать, что я в восторге от пластического решения князя скульптором Салаватом Щербаковым, я не могу, но и назвать его ужасным я тоже не готов. Это вообще эскиз, а не памятник, как он встанет на месте — нужно смотреть, а по эскизу — крепкая профессиональная работа, какие у Щербакова всегда, будь то памятник Александру Освободителю у храма Христа Спасителя или Владимиру Шухову на Сретенском бульваре.

Прелесть ситуации заключается в том, что одной из идей постановки памятника являлось достижение общественного согласия (так формулировали задачу представители Российского военно-исторического общества, которые инициировали процесс установки). Нельзя не заметить, что согласие совершенно достигнуто. И сторонники, и противники памятника победили. Его не возведут на Воробьевых горах (слава гражданам!), но его возведут на куда более заметной площадке (ура государственникам!).

Памятник Владимиру встанет между домом Пашкова и Боровицкими воротами Кремля, а в нем — 24 метра с постаментом. Это восьмиэтажный дом, и с точки зрения охраны памятников это катастрофа.

Комментарии
Комментарии