Шедевры, уничтоженные авторами

Вандализм с авторским лицом: кто, как и почему уничтожал свои произведения.
Шедевры, уничтоженные авторами

Разрушение Пальмиры, исчезновение барельефа Мефистофеля в Санкт-Петербурге, погром в Манеже — хроника последних событий заставила вспомнить о том, что такое настоящий вандализм. Еще недавно казалось, что явление это постепенно начинает отмирать, а уничтожение произведений искусства все чаще становится уделом их авторов. В память о временах, когда у актов вандализма был смысл, Мария Бессмертная изучила, как и зачем авторы уничтожали свои произведения, и выбрала 14 самых показательных случаев.

БЭНКСИ

что уничтожил:
граффити в Кройцберге, созданное в соавторстве c Blu и JR

когда:
2014

мотив:
протест против джентрификации Берлина

Граффити Бэнкси и итальянского графитчика Blu появилось в берлинском Кройцберге в 2008 году по соседству c работой того же Blu и художника JR. Работа Бэнкси и Blu, на которой изображен бизнесмен, закованный в золотые часы, по злободневности даже сравнивалась со знаменитым Братским поцелуем Дмитрия Врубеля на Берлинской стене.

Этот уличный диптих был одной из популярных достопримечательностей города, и тем удивительнее для широкой общественности оказалось то, что спустя почти семь лет, в декабре 2014 года, Бэнкси вернулся в Берлин, чтобы — с согласия обоих своих коллег — полностью уничтожить граффити. На следующий день после того, как диптих был закрашен черной краской, The Guardian опубликовала открытое письмо некоего Лутца Хенке, значащегося в соавторах кройцберговских граффити, но больше всего похожего на очередного спикера Бэнкси, в котором он объяснял мотивы акции. Наша работа была растиражирована в бесконечных открытках, фотографиях, обложках книг и альбомов. Город использовал эстетику сопротивления для своих рекламных кампаний. Уничтожив ее, художники высказали протест против повышения цен на жилье в Кройцберге (городские власти и частные собственники объясняли рост цен именно ценностью работ, находящихся на стенах зданий) и отказались участвовать в бессмысленной мумификации живого уличного искусства.

«Белый цвет — ну то есть в данном случае черный — символизирует перерождение. Это сигнал городу и его жителям: вместо того чтобы превращать искусство в вечно живое чучело, лучше подумать о предоставлении по-настоящему живых возможностей для людей»/

Комментарии
Комментарии