Литовка Александра Рыбакова — о поиске национальных корней, 9 мая и стихах на улице

Почему вместо Европы литовка отправилась в Россию и как ее воспринимают в Петербурге — рассказывает студентка.
Литовка Александра Рыбакова — о поиске национальных корней, 9 мая и стихах на улице

Александра приехала в Петербург из Вильнюса: девушка твердо решила, что хочет учиться на русском языке. В России «Саша фром Раша» стала меньше переживать из-за бюрократии, научилась разговаривать с бродягами и больше читать.

Чему вас научила Россия?

Россия, даже скорее Петербург, научила меня постоянно читать. В метро и автобусе, на скучных парах, да где угодно. Здесь настолько умные люди, что хочется им соответствовать. А еще Петербург научил меня не бояться одиночества. В Европе на тебя посмотрят странно, если ты куда-нибудь пойдешь один. А здесь все не так. Я часто устраиваю себе прогулки под названием «свидание с любимым городом».

Я научилась сразу объяснять людям, что Литва и Латвия — это разные страны. За два года моей жизни в Питере я повстречала всего десяток человек, которые знают, что столица Литвы — это Вильнюс, а столица Латвии — Рига. Мы с друзьями часто путешествуем по Европе, там я говорила, что я Саша из Литвы. Люди в ответ лишь пожимали плечами: моя страна слишком мала, о ней почти ничего не знают. Поэтому теперь я представляюсь просто: Саша фром Раша.Когда в России люди спрашивали, откуда я, отвечала, что иностранка из Литвы. Как правило, люди пожилого возраста смеялись и говорили: «Да ладно! Какая вы иностранка? Вы своя, из Прибалтики!». Постепенно я начала понимать, что особых отличий нет, но, пожалуй, в России я научилась ко всему относиться проще.

У меня не было большого шока от переезда, не надо было привыкать к тому, что обычно шокирует иностранцев в России. Я знала, что такое борщ, знала, что русские довольно общительные, до этого я даже пробовала водку. У меня русскоязычная семья, поэтому я всегда ощущала себя больше русской, чем литовкой. В моем окружении в Литве существуют проблема: люди не могут определиться, кто они на самом деле — русские или литовцы. Некоторые называют себя русскими литовцами, некоторые — литовскими русскими, но суть остается одна. У нас даже ходила байка о том, как один молодой человек пришел к психологу, долго плакался, переживал и говорил: «Понимаете, когда я напиваюсь, то хочу петь народные песни, но совершенно не понимаю, петь мне русские или литовские?». Переехав в Россию, я окончательно поняла, что русская, и воспринимаю себя именно так.

Комментарии
Комментарии