Живой классик

О музыке Арво Пярта, отмечающего 80-летие.
Живой классик

В Московской консерватории состоялись первые концерты фестиваля «Зеркало в зеркале», посвященного 80-летию Арво Пярта. Живой классик, Пярт родился и сформировался в советской Эстонии, к рубежу 1960—1970-х годов став одним из самых ярких авторов своего поколения. После нескольких лет молчания пришел к новому стилю tintinnabuli («колокольчики»), который позже охарактеризовал как «бегство в добровольную бедность». В 1977-м появились сочинения «Fratres» и «Tabula rasa», благодаря пластинке лейбла ECM получившие всемирную известность. Вместе с другими произведениями Пярта их можно услышать на фестивале «Зеркало в зеркале», следующие концерты которого состоятся 1, 8 и 9 октября. О музыке Пярта рассказал скрипач и дирижер Андрес Мустонен, руководитель ансамбля Hortus Musicus, впервые исполнившего ряд сочинений композитора. С маэстро поговорил Илья Овчинников.

— Как объяснить популярность Пярта в сравнении с другими композиторами его поколения? Если у Шнитке или Губайдулиной столько напряжения, нервозности, что мы сразу узнаем в их музыке наше время, то Пярт совсем другой.

— Да, по сравнению с другими современными композиторами он со своими звуками пришел будто из другого мира. Он же начал писать заново, как человек, который учится ходить. Кто еще из композиторов сумел вернуться назад и начать с нуля? А он сумел, и это было уникально. Но этого могло бы не хватить, если бы не возникшие вокруг него продюсеры, если бы не пластинки, если бы он не стал в какой-то мере коммерческим композитором. Наконец, если бы не музыканты, такие, как Гидон Кремер, Алексей Любимов и другие. А после них появилось уже два новых поколения исполнителей его музыки. Хотя кто-то из них начинает интересоваться ей потому, что она так известна и часто звучит. В том числе в контексте new age, музыки для медитации и так далее.

Комментарии
Комментарии