Найк Борзов: «У меня все плохое всегда из головы вылетает»

Найк Борзов рассказал о том, что такое «этно-техно», что нужно делать с телевизором, а также где найти толкового художника-дизайнера.
Найк Борзов: «У меня все плохое всегда из головы вылетает»

Сейчас вы активно продвигаете свою акустическую программу, с которой и выступите в ближайшую субботу на площадке Beatnik.

Вас ждет скорее акустический рейв, чем просто концерт, я придумал стилю музыки, которую вы услышите, определение «этно-техно». Название непонятное, но зато когда все приходят на выступление, значение его становится понятно. Обычно когда люди собираются на акустику, то ждут «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» и прочую нуднотеку. А здесь другая история, отчего у публики меняется отношение к акустической музыке в принципе. Мы выводим ее на новый уровень. Сюда еще подходит термин unplugged– без подключения к электричеству. Хотя у нас два гитариста играют с использованием современных высокотехнологичных приборов. Так первобытность, шаманизм соединяется с современностью. Можно сказать, мы замыкаем в цикл прошлое и будущее. И если бы рок-н-ролл придумали в Средневековье, то наверно он бы звучал так, как моя новая акустическая пластинка, которая выйдет в ноябре-декабре.

Стиль техно сейчас популярен в массах. Как думаете, почему?

Техно - это нечто первобытное, примитивное, построенное чисто на бите и перкуссии. В нем мало, что происходит. Это такое постоянное движение, которое втягивает в себя, и ты начинаешь менять свои притязания и двигаться в такт. Именно так и происходит у меня на концертах.

Вы говорили, что не используете электронику в этой программе.

Мы ее избегаем всяческими способами, используем инструменты классические акустические – рояль, варган. Вру, есть синтезатор и орган, который все же остается более акустическим, воздушным инструментом, несмотря на то, что его засунули в маленькую коробочку. Где-то год назад я познакомился с ударным инструментом кахон – его звучание меняется от более низкого по середине к более высокому по краю коробки. Когда я его услышал впервые, то сразу подумал, что он похож на аналоговую драм-машинку из ряда первых органов Хаммонда. Вот с этого кахона все и началось: я позвал перкуссионистку, которая играла на этом инструменте, я ей начал придумывать разные биты, стал выступать с двумя акустическими гитарами, сам играю на перкуссии, вокруг меня вы увидите много всякого барахла. Видя реакцию людей, и на основании собственных ощущений, мне захотелось все это записать.

Комментарии
Комментарии