Триллионы по воле Аллаха

Как исламский финансовый сектор, располагающий почти $2 трлн, меняет финансовый мир.
Триллионы по воле Аллаха

Из 1,5 млрд мусульман не меньше 20 млн живет в России. Использование ссудного процента, а значит, и многих других финансовых услуг противоречит принципам их религии. Решение есть: исламские финансы — быстро растущая отрасль не только на Востоке, но и на Западе. Однако есть вероятность, что в ближайшие годы они начнут развиваться и в России, тогда страна получит доступ к рынку капитала размером почти $2 трлн.

Исламские финансы. Начало

Ислам — вероучение, одобряющее бизнес. В Коране вопросам предпринимательства посвящен не один стих, в Сунне (житии) пророка Мухаммеда таких мест еще больше. Вполне естественно: и до, и после принятия на себя руководства мусульманской общиной он был успешным купцом.

Исламский закон, шариат, и смежный с ним фикх, то есть исламское право, создали разнообразные форматы организации имущественных отношений членов общины, в том числе отношений в сфере товарооборота. Придется немного поупражняться в арабском языке: все контракты носят арабские названия, они уже стали частью профессионального лексикона финансистов, как и английские термины, сегодня понятные без перевода.

Один тип контрактов, пользуясь современным языком,— инвестиционный. В их рамках каждый из участников получает доход только в том случае, если деловое предприятие увенчалось успехом. Так происходит, например, в мушараке, то есть товариществе: прибыль делится сообразно установленным в учредительном договоре долям, убытки — пропорционально участию в капитале. Похоже устроена мудараба, она же доверительное управление или коммандитное товарищество. Разница в том, что денежный капитал вносит пассивный участник, реализацией проекта занимается предприниматель, который инвестирует свои способности, время, здоровье, наконец. Принцип раздела прибыли тот же, что в товариществе. А вот убытки каждый несет по отдельности. Убыток предпринимателя, если к нему нет претензий как к управляющему,— истрепанные нервы и вмененные издержки, убыток финансиста — утраченные деньги.

Столь непривычное для нас восприятие денег как ровни другим факторам производства является одной их характерных черт исламской экономической доктрины. На самом деле это не новинка. О том, что деньги не имеют внутренней стоимости и потому представляют собой не товар, а технический инструмент, обслуживающий реальный бизнес, говорили еще Аристотель и Фома Аквинский. В XVII веке протестанты, а в XIX веке и католики официально отказались от табу на нормальный ссудный процент как цену денег (позиция православия на уровне церкви так и не сформулирована). Ислам же ввел постулат нетоварности денег в самую сердцевину веры — в Коран. Поэтому контракты, нормирующие правоотношения, которые порождают долг, так же как и инвестиционные форматы, обходятся без процента.

Комментарии
Комментарии